14:26 

Луганское лето-2014

Андрей Чернов

Публицист, литературовед, критик. Выпускник Луганского университета им. Т. Шевченко. Публикуется с 2004 года. В литературоведении основная сфера интересов – русская советская литература 20-40-х годов прошлого века, русская литература первой волны эмиграции, литература о Великой Отечественной войне, литература Донбасса, генезис фантастической литературы. Публиковался в различных изданиях Донбасса, Украины, России. Автор книги очерков «Притяжение Донбасса» (Москва, 2016) и более 120 публикаций. Зам. главного редактора литературно-художественного альманаха «Крылья» (Луганск). Секретарь правления Союза писателей ЛНР с декабря 2014 года.

Печатается в сокращении

Пожалуй, слишком часто я слышал этот вопрос: «Почему вы не уехали?» Звучал он так часто, так настойчиво и с легким укором, упреком, что будь на моем месте кто-нибудь другой, то могло возникнуть даже чувство вины. Многие представляют войну пожаром. Вот, пожар (война) охватил твой дом. Бессмысленно в нем оставаться, нужно себя спасать, бежать от безумной стихии. Приблизительно так представляют себе войну те, кто задает мне подобный вопрос.

Но не следует сравнивать пожар – стихию, возникшую помимо чьей-либо воли, с войной. Война – не пожар, а поджог. И это в корне меняет значение. Поджог – это решение чьей-либо воли, осуществленное целенаправленно. Именно таким поджогом был охвачен (да и продолжает еще быть охваченным) Донбасс. А раз война – поджог, проявление воли другого существа, то почему я, неповинный в войне, должен испытывать чувство вины? Почему я, не поджигавший свой дом, должен бежать из него? Почему вопрос: «Зачем вы поджигали Донбасс?» не задают тем, кто виновен в этой войне, лживым украинским политикам? Может быть, если бы им задавали такой вопрос достаточно часто, то у них бы и пробудилось чувство собственной вины.

А мы, жители Донбасса, остались в своем доме, охваченном войной, для того, чтобы его спасти. Для того, чтобы никто не сказал после: «Зачем сожалеть об охваченном огнем Донбассе? Ведь там нет мирных людей». Для того, чтобы сохранить все подробности трагедии Донбасса, чтобы сохранить правду о всех несчастиях, обрушившихся на нашу родную землю и сказать ее в лицо беззастенчиво врущим украинским политикам и тем мировым силам, которые стоят за их спиной и прикрывают преступления своих украинских подопечных.

Нет, я не испытываю сожаления в том, что остался. Я был нужен здесь, я был нужен Луганску и луганчанам. И они мне были нужны. И разлука с Луганском, пусть и вынужденная, воспринималась бы мною как предательство.
читать дальше
oduvan.org/nashi-proekty/vojna-na-donbasse-oche...

@темы: Чернов, Луганск, ЛНР, 2014

14:14 

Большевики Донбасса и Киева против УНР

Тимур Хакимов

За два месяца до провозглашения Донецко-Криворожской Советской Республики 4 (17) декабря 1917 года в Киеве по инициативе большевиков был созван Первый советский съезд Украины для попытки перевыборов Центральной рады и создания советской Украины. Но на съезд прибыли без приглашения 670 делегатов от «Селянской спилки» и 905 делегатов от украинских армейских организаций. Прибывшие сами выписали себе мандаты делегатов, после чего 125 большевиков оказались в меньшинстве. Под давлением разъяренной, к тому же разогретой спиртным толпы, мандатной комиссии пришлось самораспуститься. Открывавший съезд председатель киевского комитета большевиков Владимир Петрович Затонский был попросту избит националистами. Примерно в это же время (9 декабря), в Харькове открылся III Областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов. В газете «Известия юга» сообщалось: «часть из покинувших краевой (киевский, прим.) съезд прибыла в Харьков и предлагает областному съезду… объединиться для совместного обсуждения политических вопросов». То есть, никто киевских большевиков в Харьков особо не приглашал.

Было решено назвать съезд «Съездом Советов рабочих и солдатских депутатов Украины при участии части крестьянских депутатов». Впоследствии – I Всеукраинский съезд Советов. Избран верховный орган власти — Центральный Исполнительный Комитет Всеукраинской Рады Рабочих, солдатских и крестьянских депутатов УНР (ВУЦИК, современники называли его «Цикука»), образовано правительство — Народный секретариат. Украина объявлена Республикой Советов рабочих, солдатских и селянских депутатов.

Интересны выдержки из резолюций: «съезд… признавая Украинскую Республику, как федеративную часть Российской республики, объявляет решительную борьбу гибельной… политике Центральной Рады…»

И отдельная резолюция о Донбассе:

…Донецкий и Криворожский бассейны представляют собою область однородную в хозяйственном отношении,

…съезд… протестует против преступной империалистической политики руководителей казачьей и украинской буржуазных республик, пытающихся поделить между собою Донецкий бассейн, и будет добиваться единства Донецкого бассейна в пределах Советской Республики».
oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/bolshev...

@темы: история, Украина, Донбасс

12:59 

Камень Штифтера

Адальберт Штифтер (1805 — 1868) — солнце и вершина бидермайера, человек, в чьих романах и новеллах этот стиль сделал предметом размышлений самого себя. Всю свою жизнь считал себя в первую очередь художником, а не писателем. Последнюю его картину А. Михайлов описывает так, что мороз по коже. Однако названия картина Михайлов не приводит, и в сети редакция ее не нашла. Если кто-то знает, что это за картина и где она есть, редакция с радостью примет вашу помощь.

oduvan.org/chtivo/esse/kamen-shtiftera/

@темы: бидермайер, Штифтер, Фридрих, Михайлов

12:41 

Квартирник Алексея Нежевца в Луганске

Нина Ищенко, Елена Заславская, Инга Теликанова

@темы: ЛНР, Луганск, фото

10:19 

Патруль времени

Армен Асриян

Есть такая традиционная фантастическая тема, затертая до того, что фантасты от нее практически отказались, только кино ее юзает — как всегда, на поколение отставая от литературы — «патруль времени»… Сводилась к защите существующей истории от разнообразных энтузиастов, норовящих перкроить ее в пользу любимых героев или идеологий…

Подумалось, что тему вполне может ожидать вторая молодость. В свете воцаряющейся на западе тоталитарной идеократии и параллельного процесса окостенения общественных и граничащих с ними полу-естественных — вроде антропологии или палеонтологии — наук. Процессы, очевидно, взаимосвязаны — ну, да не о них сейчас речь.

Новый патруль должен не охранять историю, какая есть — а приводить ее в соответствие с кодифицированной университетской нормой. Населить древность вожделенными «переходными формами» в товарных количествах, чтобы подтвердить, наконец, правоту дарвинизма (благо, подлогом дарвинизм промышляет еще со времен отцов-основателей), наверное, не удастся — чудеса генетики, может, и позволят вывести чаемых зверушек, но потребных бюджетов никакие инстанции не утвердят.

Но устранять нежелательное — запросто. Отнимать луки у древних племен, ежели официальная историография полагает, что луки появились парой тысячелетий позже. Мимоходом убивая особо строптивых охотников, не желающих расставаться с любимым оружием. Срезать стремена в неположенном времени — пусть как хотят, так и поражают противника копьем, не опираясь на стремена — сказано же: нет в этом времени стремян! Истребляя слишком зажившиеся стада динозавров — им когда сказано вымирать? А они все норовят чуть не до средневековья дотянуть!

Ну, и человеческие племена, обнаруженные в слишком глубокой древности, тоже истреблять надо — известно же, что человеку положено «произойти от обезьяны» значительно позже! Свойственный идеократам фанатизм сразу отвергает любые рефлексивные сопли, вроде бредбериевской бабочки — и неожиданно получает экспериментальное подтверждение: никаких катаклизмов не происходит. Ткань времени оказывается куда устойчивее, и приводить прошлое к господствующей доктрине оказывается легко и безопасно, без особых последствий для настоящего.

Со временем, конечно, должна начаться война хроноспецназов, редактирующих историю в соответствии с противоречащими друг другу национальными доктринами — но это уже следующий виток, для первых произведений явно избыточный.

Можно, конечно, сразу перепрыгнуть пару витков и похулиганить от души… Скажем, отправившиеся в сталинский ад за документальными разоблачениями юные наследники разнообразных сванидзев обнаруживают острую нехватку фактуры. Невинные жертвы, разумеется, есть — но масштабы совершенно непромышленные. Как, собственно, случайным жертвам и положено. А львиная доля «невинных» оказывается, в полном соответствии с клеветническими измышлениями «неосталинистов», либо активистами троцкистского подполья, либо просто полицаями и власовцами… В лучшем случае — обыкновенным ворьем. И начинают энтузиасты восполнять недостаток невинных. Ради святого дела же! Постепенно входя во вкус…

Ну, хулиганить можно самыми разнообразными способами. Самый банальный — число жетрв т.н. «Холокоста» недотягивает до канонических 6 миллионов. Пусть даже совсем немного не дотягивает — всего-то пары сотен тысяч не хватает — но ведь непорядок!

В общем, может патруль заиграть новыми красками, вполне может…
oduvan.org/chtivo/esse/patrul-vremeni/

@темы: патруль времени, мысли друзей

10:07 

Четыре возраста детства



А. В. Михайлов о картине:
«На картине Вальдмюллера представлены четыре возраста детства. Почему же тут, в этих лицах, нет изъяна? А, напротив, само совершенство, как понимал его художник? Лицо стареющее и даже в молодости лишенное свежести, лицо нездоровое, угловатое, полное морщин, явное впечатление ущербности человеческого существования, как часто на портретах Фридриха Васманна, очевидно, не дало бы Вальдмюллеру той же диалектики случайного и стихийного, мгновенного и вечного, какую заключало в себе вещество на той же картине. Дерево рамы, ее деревянность и древесность, само по себе есть нечто устойчивое, длительное; сущность вещи, то есть прежде всего предназначение рамы, тает безразлично к себе самой, в этом смысле незаметно исчезая в стихии тления, никуда не уходит от стихийности, от своего вещественного основания, — смерть вещи тоже внезапна, поскольку она происходит тогда, когда вещь, до тех пор годную, вдруг признают негодной, — тут вещь окончательно растаяла в своей стихии, в своем веществе, но таяла она медленно и постепенно. Другое дело — человеческое лицо. Даже и тогда, когда его берут не как индивидуальное, а как вообще человеческое лицо, как отпечаток идеальности, — не четыре ребенка разного возраста, а четыре возраста детства! Идеальность здесь требуется и подразумевается уже потому, что всякий след ущербности, несовершенства, любой изъян усилил бы до невыносимости ту диалектику настоящего и прошлого, которая есть и без того. Видя детей на картине Вальдмюллера, мы, даже и не зная методов работы этого художника, могли бы предположить, что эти черты лица — не выдуманные лица, а претворенные красотой реальные лица людей, которые жили и давно умерли. И современники Вальдмюллера, видя эту картину, видели эти милые лица и знали, что это реальные лица живущих людей и что они на самом деле, в самой действительности, меняются и что здесь, на картине, запечатлен просветленный миг, которого, собственно, уже нет. Неповторимая характерность лица приводится к идеальности, но не исчезает в ней бесследно, а дает чисто бидермайеровскую гармонию того и другого. Обратное: когда мы видим ребенка на картине Рунге «Утро», тут не возникает и отдаленной мысли о проходящем моменте, потому что текущее время тут исключено, и когда мы видим девочку с персиками на картине Серова, то она наделена такой неповторимостью и такой вечной художественной жизнью, что рассуждать о судьбе изображенной художником девочки значит сводить искусство к фотографии и документу. У Вальдмюллера характерность и идеальность так совмещены, что одно просматривается сквозь другое и через специфически бидермайеровскую идеальность лица проглядывает характерность индивидуального, но только характерность как неустойчивое, уносимое временем, состояние вообще всякого человеческого лица в том или ином возрасте. Сама идеальность, полнота смысла (полнота смысла возраста), у Вальдмюллера выражаемая уже просто полнотой лиц, их округлостью, их насыщенностью жизненными соками, — сама идеальность указывает на преходящее, — и чем идеальнее, тем больше; все несовершенное в лице, — окончательность характерности, — все такое уменьшало бы требуемый здесь контраст; перевес характеристики над идеальностью гасил бы мысль о времени, вернее сказать, гасил бы самоё, хотя бы и несознательное, восприятие выраженной здесь идеи времени. Так что, по-видимому, можно сказать, что известное несовершенство изображаемой вещи и известное совершенство изображаемого человеческого лица требуется тут по смыслу.»

Из статьи «Искусство и истина поэтического в австрийской культуре середины XIX века»

@темы: бидермайер, Михайлов, Вальдмюллер

10:02 

Искусство и истина поэтического в австрийской культуре середины XIX века

Замечательная платоническая статья А. В. Михайлова о вновь актуальной Австро-Венгерской империи, забытом искусстве бидермайера, взаимодействии времени и вечности, отражениях идеи в материальном и художественном, а также о философии фотографии.

oduvan.org/chtivo/stati/iskusstvo-i-istina-poet...

@темы: Михайлов, бидермайер, платонизм

09:17 

«Странная картина Рембрандта» (Пушкин)

«Похищение Ганимеда», Рембрандт

Размер картины голландского живописца Рембрандта ван Рейна «Похищение Ганимеда» 171 x 130 см, холст, масло. Согласно мифологии, сын царя Троя Ганимед, из-за своей необыкновенной красоты еще ребенком был похищен богами на небо, где стал любимцем и виночерпием Зевса. По другим преданиям, сам Зевс повелел своему орлу похитить Ганимеда. Так как сын царя Троя в качестве атрибута имеет при себе сосуд, то его отождествляли с божеством Нила; древние астрономы поместили его в созвездии Водолея. Из изображений Ганимеда известна ватиканская статуя (приписывается Леохару и его школе): Ганимед, держащий пастушеский посох, уносится орлом Зевса на небо; а также статуи Карстена и Торвальдсена.
По ссылке: oduvan.org/galereya/izo/strannaya-kartina-rembr...

@темы: Рембрандт

09:12 

Сусанна — вероятный прототип Настасьи Филипповны

«Замысел и первоначальная работа над «Идиотом» относится к периоду заграничного путешествия конца 1860-х гг., одним из сильнейших впечатлений которого было посещение Дрезденской картинной галереи. Отзвуки его (упоминание картины Гольбейна) звучат и в окончательном тексте романа. Из дневника 1867 г. А. Г. Достоевской мы знаем, что, посещая галерею, сначала она «видела все картины Рембрандта» одна, потом, обойдя галерею еще раз, вместе с Достоевским: «Федя указывал лучшие произведения и говорил об искусстве»

Трудно предположить, чтобы Достоевский не обратил внимания на картину Рембрандта «Сусанна и старцы». Картина эта, как и висевшее в том же зале полотно «Похищение Ганимеда» («странная картина Рембрандта», по словам Пушкина), должна была остановить внимание Достоевского трактовкой волновавшей его темы: развратным покушением на ребенка. В своем полотне Рембрандт далеко отошел от библейского сюжета: в 13-й главе книги пророка Даниила, где рассказывается история Сусанны, речь идет о почтенной замужней женщине, хозяйке дома. А «старцы», покушавшиеся на ее добродетель, совсем не обязательно старики. Между тем Рембрандт изобразил девочку-подростка, худую и бледную, лишенную женской привлекательности и беззащитную. Старцам же он придал черты отвратительной похотливости, контрастно противоречащие их преклонному возрасту (ср. контраст между похотливой распаленностью орла и маской испуга и отвращения на лице Ганимеда, изображенного не мифологическим юношей, а ребенком).»

Лотман Ю. М. Символ в системе культуры

www.philology.ru/literature1/lotman-92e.htm
Картина по ссылке oduvan.org/chtivo/esse/susanna-veroyatnyiy-prot...

@темы: Рембрандт, Достоевский

09:04 

Старообрядческий вопрос на Поместном соборе 1917-1918 гг

В статье Белякоой Е. В. затрагивается на самом деле более широкая тематика отношений РПЦ со старообрядцами на протяжении всего XX века. Хотя наиболее полно рассмотрены события 1917-1918 гг, отмечены также такие ключевые моменты, решения старообрядческого вопроса как снятие клятв в 1971 г и покаяние за гонения в 2000 г,

Скачать статью по ссылке: oduvan.org/chtivo/stati/staroobryadcheskiy-vopr...

@темы: старообрядчество, РПЦ

09:03 

Патриотическая риторика в годы Гражданской войны

Люмила Новикова, кандидат исторических наук, доцент школы исторических наук НИУ ВШЭ

Я сегодня хотела бы поговорить о красном и белом патриотизме в годы Гражданской войны. Когда мы говорим о Гражданской войне, тема патриотизма не кажется наиболее очевидной, потому что, как мы все знаем из учебников, Гражданская война — это политический, классовый, военный конфликт, никак не стоял вопрос о патриотизме — по крайней мере, со стороны красных. О чем я хочу рассказать: на самом деле подспудно эта тема присутствовала на протяжении всей Гражданской войны, это являлось прямым продолжением Первой мировой войны. Если мы посмотрим на масштабы военной мобилизации периода Первой мировой войны, мы поймем, что примерно половина взрослого мужского трудоспособного населения оказалась в армии. Эти люди прошли через все этапы мобилизации. Это люди, которые на протяжении четырех лет — с 1914 года до того, как Россия заключила Брестский мир в 1918 году, — являлись потребителями патриотической пропаганды. Это сильно чувствовалось и в годы Гражданской войны.

Первая волна русской эмиграциичитать дальше
oduvan.org/chtivo/stati/patrioticheskaya-ritori...

@темы: гражданская война, патриотизм

15:48 

Президент, как попаданец

Антон Лазарев

Начиная со второй половины 1990 годов, в России крайне популярным стал жанр т.н. «попаданческой литературы», в которой главный герой, таинственным образом забрасывался в иной мир. В прошлое, на иную планету или в некоторый фэнтазийную реальностью – главное, чтобы этот последняя была менее развитой, нежели наше время. Поскольку только в этом случае становится возможным проявление главного свойства «попаданца» – его способности полностью изменить текущую ситуацию. Разумеется, бывали случаи, когда авторы помещали героя в более развитую культуру – хрестоматийный пример тут «Звездные короли» Гамильтона. Но в подобном случае им – авторам – приходилось достаточно сложно «выкручиваться», объясняя, почему случайно попавший человек оказывается эффективнее, нежели аборигены. Впрочем, довольно часто для того, чтобы не натягивать сову на глобус каждый раз, «попаданца» с самого начала наделяют недюжинными способностями. (Физическими или магическими – а то и теми, и теми.)

Но, в любом случае, одно остается неизменным – убежденность в том, что «нужный человек, попав в нужное место», может гарантированно изменить происходящее. Особенно характерно это для русской «попаданческой литературы», которая формировалась, как жанр, «вылупившийся» из чудовищного унижения, нищеты и разрухи 1990 годов. В указанный период, когда Россия находилась на своем историческом минимуме, существующее положение практически всеми воспринималось. как нежелательное – отсюда и повсеместное стремление его изменить. Но одновременно с этим, абсолютное господство антисоветизма приводило к тому, что единственно возможной становилась волюнтаристская модель истории – согласно которой последняя есть ни что иное, как результат деятельности «великих личностей». (На самом деле, это было «чуть подправленное» представление эпохи Традиции, с его акцентацией на полубогах, героях и царях.) В любом случае, заикаться о массах и классах в период, когда любое упоминание марксизма вызывало рвотный рефлекс – в том числе и у тех, кто считал себя левым – было невозможно…

Собственно, это проявлялось не только в «попаданчестве» - реальная история трактовалась так же. Например, пресловутые «репрессии» выводили почти исключительно из «паранойи Сталина», петровские реформы считали обусловленными впечатлением царя от поездки за границу, а опричнину Ивана Грозного – следствием личного садизма Кровавого Тирана. (В подобном изложении главной действующей силой истории вообще оказывалось безумие и извращения – но никого это не пугало. Скорее наоборот – ведь все это намного интереснее скучных идей марксизма про классовую борьбу.) На фоне подобного представления «попаданчество» выглядело естественным и логичным: если реальным королям и царям достаточно было совершить (случайно) одно верное действо для того, чтобы радикально повернуть движение цивилизации, то разве подобное решение, но проведенное сознательно, не будет эффективнее во сто крат?

* * *


В результате чего книжный рынок наполнился невероятным числом самых различных произведений, в которых «наш современник», попав в самые различные времена и реальности, разворачивал ход истории. Он давал советы, как выигрывать войны и как устраивать экономику, вводил самые передовые изобретения – вроде автомата Калашникова, паровой машины или еще чего-то хорошо известного. Достаточного для того, чтобы средний человек 1990 годов чувствовал себя на голову выше своих предков – или еще каких-то там варваров – и одновременно, не слишком запудривал себе голову техническими подробностями. (Впрочем, выходили и произведения для тех, кто именно этими подробностями интересовался в первую очередь – т.н. «заклепочников».)

В общем, примерно полтора десятилетия «попаданчество» цвело и пахло. Правда, уже к концу 2010 годов подобной литературы было издано уже столько, а качество ее – в связи с потребностью в «вале» - упало настолько, что данный жанр стал символом халтуры и дурного тона. Впрочем, до конца остудить авторов не смогло даже это: про «попаданцев» пишут до сих пор – пускай и не в таком количестве. Однако указанный overkill подобной литературы, все-таки, привел к определенным позитивным изменениям. А именно – к тому, что ставшая нормой насмешка над этим жанром привела к появлению понимания, что что-то в ней нечисто не только с исполнением. И, возможно, проблема тут заключена в самой идее «сверхличности», изменяющей мир. Что один лишь современный обыватель, пускай и заброшенный в Средние века, период Великой Отечественной войны или государство эльфов, вряд ли может сделать что-то, особо ценное. Скорее наоборот – попав в глубокое прошлое, он, скорее всего, очень быстро закончит земное существование: от банальной дезинтерии-холеры-пневмонии, от которой мерло и «местное население» в условиях отсутствия медицины; от отсутствия навыков элементарного выживания, которые в свое время знал любой крестьянин; наконец, от непонимания взаимоотношений в тогдашнем социуме. Да и вообще, до недавнего времени к любым чужакам, не инкорпорированным в существующую систему, относились весьма неприязненно.

Впрочем, даже если всемогущей фантазией авторов данные проблемы еще возможно решить – придав «попаданцу» супериммунитет - знание языков - навыки фехтования, а то и просто закинув его в уже существующее «тело» (порой довольно знатное), то это еще ни значит ничего, кроме возможности существовать по нормам описываемого мира. Поскольку никакие знания и умения, которыми может обладать средний – да и не средний – человек, никогда не могут сравниться со знаниями и умениями, необходимыми для целого социума. Иначе говоря, каждое реально ценное открытие – техническое ли, социальное ли – всегда связано с деятельностью множества людей. Скажем, появление огнестрельного оружия требует не только знания состава пороха (кстати, как получить селитру – все знают?), но и наличия приличной металлургии. Которая, в свою очередь, опирается на множество иных технологий. Поэтому создать АК-47, скажем, в екатериненское время невозможно – потому, что тогда просто нет необходимых марок сталей. (Да и вообще, никаких сталей нет – есть только железо, причем довольно невысокого качества.)

А построить доменные печи «попаданцу» вряд ли получится – причем, прежде всего, потому, что никто не сможет выделить столь значительные ресурсы. (Да и нет их – к примеру, огнеупорный кирпич еще не производят.) А ведь металл – это только один из факторов производства. Требуются еще станки, рабочие нужной квалификации и т.д. (Кстати, в реальности именно поэтому сделать массовый автомат не удалось даже в начале 20, когда реальные модели подобного оружия существовали – например, автомат Федорова. Поскольку они имели стоимость, аннулирующую все достоинства.) То есть, любая «техническая» инновация неизбежно требует инновации социальной: создания системы воспроизводства специалистов требуемой квалификации.

* * *

Именно поэтому в реальности тысячи изобретений до поры до времени остаются незамеченными – к примеру, как значительная часть творчества Герона Александрийского или Леонардо Да Винчи. (Кстати, и тот и другой изобретатели, по сути, закрывают «попаденческую тему» более чем полностью. Поскольку представляют собой людей, находящихся «на вершине» социальной пирамиды – однако не могущих воплотить свои идеи в жизнь.) И наоборот – тогда, когда социальная система обладает всеми требуемыми для возникновения новаций параметрами, новаторы всегда «возникнут». Так, например, Германия, до объединения и роста капитализма бывшая «сонным царством», «страной мыслителей и поэтов» (т.е., гуманитариев), после превратилась в настоящую кузницу технических и научных достижений. Настолько, что к концу XIX столетия никто даже не вспоминал, что еще лет сто назад неспособность немцев к техническому мышлению считалось нормой.

То есть, не какая-то, отдельно взятая личность (пусть даже и гениальная) изменяет мир – а, напротив, это мир, достигнув определенного уровня, «призывает» к себе этих самых личностей. Причем, относится это не только к изобретателям и ученым – но вообще ко всем. Смешно, скажем, надеяться, что в стране появится «военный гений», если у нее вообще нет армии. Или есть – в виде «кучи» самонадеянных рыцарей, которых никакими угрозами невозможно заставить подчиняться приказу. Но так же же странно думать, что возможно построить представительскую демократию в мире, где основой экономики выступает натуральное хозяйство – поскольку, в подобном случае единственной заботой каждого человека будет беспокойство о своем «феоде». И лишь развитие разделения труда с возникновением потребности в едином экономическом пространстве дает основание для того, чтобы можно было взглянуть на мир иными глазами, нежели глаза феодального барона.

Короче– вначале условия, а потом изменения, и никогда наоборот. Единственно, может существовать ситуация, когда указанные условия существуют, но неявно, невыраженно – в подобном случае действительно можно подумать, что переустройство общества происходит по мановению руки властителя. Как, например, принято думать о петровских реформах. Но на самом деле, это означает лишь то, что мы не замечаем чего-то важного – скажем, формирования массового служилого сословия в той же допетровской России. Того самого, что с их началом превратится в дворянство – главную опору царя-реформатора…

* * *

В общем, завершить эту тему можно одним: необходимо понимать, что «попаданческое», да и вообще, «героическое» восприятие мира, творимого «великими личностями», есть представление, не имеющее ни малейшего отношения к действительности. Точнее даже – наоборот: представление, вытекающее из изначально неверных посылок, связанных с катастрофическим положением нашей страны во время зарождения данной идеи. Впрочем, можно легко догадаться, что одними только «попаданцами» это явление не ограничивается. Вернее сказать, «попаданцы» есть самое невинное, что только может вытекать из описанной ошибки, поскольку она имеет следствия на порядок серьезнее. Например, именно на ней строится современное «лидерское» - можно было бы сказать даже, «фюрерское» - отношение к политике. В том смысле, что единственной возможностью построения политического движения становится «сплочение вокруг лидера»: Жириновского, Зюганова, Путина, Явлинского и т.д.

Но самым ярким проявлением подобного выступает фигура Президента. Который в нашей стране видится чем-то вроде царя или полубога – всемогущего и всеведущего. Гарант Конституции, как не как. (То есть, получается, что вся законность власти в стране держится на одном человеке.) Кстати, это относилось даже к алкоголику Ельцину, ну, а об нынешнем и говорить нечего. Преклонение перед всемогуществом личности президента настолько велико, что практически всю проводимую политику не только прямо относят на его счет, но и выводят – как уже было сказано – исключительно из личностных особенностей Владимира Владимировича. (Так же, как раньше выводили из личностных особенностей Бориса Николаевича.) Причем, относится это не только к приверженцам действующей власти, но к ее противникам. (Кстати, самыми яркими «путинопоклонниками», судя по всему, выступают украинцы, для которых весь мир представляет собой… арену противостояния со всемогущим Путиным. Как говориться, лучшей иллюстрации идиотизма современного мышления не придумаешь.)

На этом фоне не удивительно, что именно президентские выборы рассматриваются, как ключевые, а победивший кандидат – как тот самый «попаданец», который добрался до самой вершины власти, и готов применить все свои знания для полного изменения мира. Причем, если в «попаданческой литературе» считается, что то, что находится в голове у «среднесовременного» гражданина, есть достаточное для превращения «доставшейся» ему страны во всемирного лидера, то в условиях президентских выпоров так же полагается, что пресловутые «программы» кандидатов есть достаточная вещь для ликвидации всех современных язв. И, таким образом, оказавшись наверху, «гениальная личность» с полным набором всех обывательских банальностей – а именно так можно обозначить указанные «программы» - очень быстро сделает Россию снова великой.

Собственно, именно ради этого выбирали Ельцина – по крайней мере, те 40% населения, что голосовали за него. (А 30%, выбиравших Зюганова, то же самое переносили на него. Причем, даже если в реальности было противоположное соотношение, сути это не меняет.) Так думали те, кто в течение десятилетий голосовал за Путина, за Жириновского, за Явлинского и т.д. Как уже говорилось, никакой разницы между провластными и оппозиционными сторонниками тут нет: любой человек, добровольно опускающий бюллетень в урну, считает, что он тем самым «вершит историю», что от его решения зависит, как будет развиваться страна. Хотя в реальности бюллетень в избирательной урне влияет на судьбу России не намного больше, нежели этот бюллетень в урне мусорной. (Даже вне существующей системы «государственной выборности» и т.д.) Ведь, как уже не раз говорилось, реальный президент имеет лишь ту волю во власти, которую ему дает поддержка его теми или иными политическими силами. И выборы представляют собой всего лишь уточнение того, какая сила в данный момент является наиболее значимой. Ну, а поскольку политика есть наиболее концентрированное выражение экономики, то можно легко догадаться, кто реально определяет, что же будет дальше…
* * *

В общем, чуда не будет. Ни 18 марта 2018 года, ни когда-нибудь еще. Не явится с небес всемогущий «попаданец», способный принести с собой могущество, богатство и процветание – и не выведет Россию во всемирные лидеры, не даст зарплату на уровне США и пенсию на уровне Европы, не построит идеальные дороги и современную промышленность и вообще, не усыплет небо алмазами. Поскольку в реальности все это делается совершенно по другому. Как там поется в старой песне: «Никто не даст нам избавленья – ни Бог, ни царь и не герой». Наши предки это знали, и у них все получилось – причем, так, как до того невозможно было даже предположить.

Пора и нам дойти до этой несложной истины…
anlazz.livejournal.com/249430.html

@темы: попаданцы

08:40 

ФМО в новом семестре

Анонсы заседаний Философского монтеневского общества Луганска в 2018 году.

14 февраля «Язык и параллели самоидентичности сходных обществ:Россия и Турция «(А.Лустенко)
21 февраля обсуждение фильма Александра Котты «Троцкий» (А. Кондауров)
28 февраля «Роль эсхатологических ожиданий в трансформации русской культуры в XVII веке» (Н. Ищенко)
14 марта » Образ молодого человека, воспитанного девушками, но ставшего Бодхисатвой, в китайском классическом романе «Сон в Красном тереме» (А. Атоян)
Заседания проходят во втором корпусе ЛНУ имени В. Даля, кабинет 111, на 14.00.
oduvan.org/афиша/fmo-v-novom-semestre/

@темы: философия, ФМО, Луганск, ЛНР

16:38 

РЭП СБУ ЛУГАНСК-БРЯНКА

2014 год, Луганск, записано в захваченном повстанцами здании СБУ

Всем нашима братьям, которые находятся рядом с нами в этой теме. Мы брянковское подразделение город Луганск СБУ посылаем привет. Не вешайте нос, ребята. Победа будет за нами!

Для поддержания бодрости духа

Шлем всем привет и рэпчик братухам.

Пусть взгляд наш уставший и во рту сухо

Улыбки натянем от уха до уха.

Вся наша Рада

России не рада,

Рвут на куски они гроздь винограда.

Нам ваше НАТО

Вовсе не надо

И мы не желаем детям гей-парада!

Ныне заахал заохал холоп

О панский порог разбил себе лоб

Но ни шагу назад — только вперед!

Ловите, типы, титушкин хип-хоп!читать дальше
oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/rep-sbu...

@темы: Луганск, Донбасс, 2014

16:33 

Товарищ Артем поднимает шахтерское рабочее движение в Австралии и Донбассе

Тимур Хакимов

Федор Андреевич Сергеев, более известный как «товарищ Артем» (подписывался «Артем (Сергеев)»), (7 (19) марта 1883 года — 24 июля 1921 года) — российский революционер, советский политический деятель.Член РСДРП(б) с 1902 года, основатель Донецко-Криворожской советской республики, близкий друг Сергея Кирова и Иосифа Сталина. Родился в 1883 году в селе Глебово Фатежского уезда Курской губернии в семье государственного крестьянина Андрея Арефьевича Сергеева, ставшего подрядчиком-артельщиком по строительству. В 1888 вместе с семьей переехал в Екатеринослав, где в 1892—1901 учился в местном реальном училище, которое окончил. Затем с 1901 года обучался в Императорском Московском техническом училище (ныне МГТУ им. Баумана). В том же году вступил в РСДРП. 2 марта 1902 года организовал студенческую демонстрацию, был арестован, исключен из училища и полгода отсидел в воронежской тюрьме. Получив «волчий билет» (запрет обучаться в вузах России), решил продолжить образование за границей. В 1902 эмигрировал в Париж, где обучался в Русской высшей школе общественных наук М. Ковалевского, слушал лекции Ленина, сблизился с семьей известного ученого Мечникова.

15 марта 1903 года возвращается в Россию и начинает нелегальную революционную деятельность в Донбассе. В январе 1905 года прибыл в Харьков, работая на паровозостроительном заводе, организовал революционную группу «Вперед», готовившую вооруженное восстание, возглавил большевистскую организацию. В декабре возглавил восстание в Харькове, быстро подавленное войсками. В декабре 1909 Особое присутствие Харьковской Судебной палаты приговорило его к пожизненной ссылке в Восточную Сибирь. Этапирован в село Ипыманское на Ангаре, Иркутской губернии. В 1910 году бежал за границу через Японию, Корею, Китай в Австралию. Жил в Харбине, Нагасаки, Гонконге, в Шанхае около года проработал в качестве кули. К июню 1911 он появился в Австралии, где основную часть времени прожил в Брисбене. К концу 1911 стал влиятельным лидером в Ассоциации Русских Эмигрантов Брисбена. Участвовал в деятельности Австралийской Социалистической Рабочей Партии, за организацию несанкционированных митингов сидел в Брисбенской тюрьме. За усилия объединить русских и австралийских рабочих, с его слов, «как класс, единую общественную группу» Артема до сих пор помнят в кругу радикалов штата Квинсленд. Был известен под псевдонимом «Большой Том» и под именами Артем, Артимон, получил британское подданство. Эпизоды из его жизни положены в основу романа современного австралийского писателя Тома Кенилли «Народный поезд» (Tom Keneally, The People’s Train), опубликованного в 2009 г.1 мая 1917 организовал маевку в городе Дарвин, после чего вернулся в Россию через Владивосток. В июле 1917 прибыл в Харьков и вскоре возглавил большевистскую фракцию Харьковского совета, в 1918 году возглавил Донецко-Криворожскую советскую республику. Погиб в 1921 г. во время испытания аэровагона, возвращаясь из Тулы в Москву. Похоронен на Красной площади в Москве в братской могиле. Сын Артема, взятый после смерти отца на воспитание Сталиным, верил в то, что катастрофа была подстроена:— Катастрофа аэровагона, в котором возвращалась делегация после посещения Подмосковного угольного бассейна, судя по всему, была делом рук Троцкого…— Думаете, катастрофа была подстроена?— Безусловно. Как говорил Сталин, если случайность имеет политические последствия, к этому надо присмотреться. Выяснено, что путь аэровагона был завален камнями. Кроме того, было две комиссии. Одну возглавлял Енукидзе, и она увидела причину катастрофы в недостатках конструкции вагона, но Дзержинский говорил моей матери, что с этим нужно разобраться: камни с неба не падают. Дело в том, что для противодействия влиянию Троцкого Артем, по указанию Ленина, создавал Международный союз горнорабочих как наиболее передового отряда промышленного пролетариата. Оргкомитет этого союза был создан за несколько дней до катастрофы. Троцкий в то время представлял очень большую силу…»
oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/tovaris...

@темы: история, Украина, Россия, Донбасс

17:15 

Мой текст на ЛИЦе, по поводу Вятровича

Нина Ищенко

Владимир Высоцкий, Виктор Цой, Михаил Булгаков и другие мастера советской и российской культуры действительно представляют опасность для ныне действующего на Украине националистического режима. Об этом ЛИЦ заявила культуролог, преподаватель Луганской государственной академии культуры и искусств (ЛГАКИ) имени Михаила Матусовского Нина Ищенко, комментируя очередное высказывание директора института национальной памяти Украины Владимира Вятровича.

На своей странице в Facebook Вятрович предостерег украинцев от опасности "изысканных щупалец Русского мира в виде творчества таких музыкантов, как Виктор Цой, Владимир Высоцкий и других". При этом Вятрович не уточнил, какую опасность для Украины они несут, однако заявил, что Москва якобы использует их для напоминания о едином культурном пространстве.

Директор украинского института национальной памяти назвал "щупальцами русского" мира Высоцкого, Цоя и Булгакова. Спорить с этим по существу невозможно - перечисленные имена действительно опасны для националистического режима, установленного ныне на Украине.

Культура имеет природу голограммы: из самого небольшого художественного произведения воспроизводится картина культурного пространства в целом. Песни Высоцкого и книги Булгакова занимают в этом пространстве немаловажные места. В них упоминаются другие культурные реалии.

Например, Булгаков был в Киеве в то время, которое современная украинская политическая мифология считает временем формирования нации и началом государственного строительства, его голос ценен как голос очевидца и талантливого писателя. В творчестве Высоцкого темы России и Великой Отечественной войны являются центральными, и трактовка событий, образов, реалий прямо противоположна тому, что хочет навязать Вятрович как национальную память. Виктор Цой остался для всех, кто его любит и знает, образцом протеста против бессмысленной системы, что делает его песни по-настоящему актуальными именно в современной Украине.

Так что Вятрович видит ситуацию совершенно правильно. Уничтожать русское культурное пространство - его работа, за которую он получает деньги и правительственные награды. Сформировать новую идентичность - значит выработать новые оценки тех же событий, новые реакции на старые раздражители, приучить говорить "траур" и "позор" вместо "победа" и "строительство". Такие вещи можно сделать только через культуру, используя информационные ресурсы для тиражирования единственно возможной точки зрения и не позволяя высказываться всем остальным. Мнение Вятровича логично и последовательно, от него ничего другого и не приходилось ожидать.

Остается надеяться, что по-другому увидят ситуацию те украинцы, которые считают возможным быть верным патриотом Украины и оставаться человеком новой культуры. Вятрович еще раз показывает, что этого не будет. Идет война, примирение невозможно. Всё что мы любим, считаем нормальным и обычным, без чего не мыслим себя, для Вятровича и его коллег - враждебные объекты, которые должны быть уничтожены, и они будут уничтожаться. "Три мушкетёра" и "Ирония судьбы", "Не отрекаются, любя" и "Кони привередливые" - всё это будет изгоняться из жизни планомерно и целенаправленно, с государственным финансированием и законодательной поддержкой. Кто захочет это сохранить для своих детей, для того есть торренты и анонимайзеры. Государство Украина предоставит таким своим гражданам только институт национальной памяти новой нации, которая уничтожает эти культурные ценности книгами и ток-шоу, проверками и запретами, танками и "Градами". Кто победит, покажет будущее, пока же для каждого есть повод подумать, где его сторона.

lug-info.com/comments/one/kulturolog-nina-ische...

@темы: культура, Украина

13:32 

Финал "Бойцовского клуба"

Не такой, как в фильме.
loveread.ec/read_book.php?id=2337&p=48#gl_30

Глава 30
«В доме Отца Моего комнат много». Естественно, когда я спустил курок — я умер.
Лжец.
И Тайлер погиб.
Когда полицейские вертолеты грохотали над нами, Марлой, и всеми людьми из группы психологической поддержки; теми, что не могли помочь себе, но пытались помочь мне, — я обязан был спустить курок.
Это лучше, чем настоящая жизнь.
И твой единственный миг совершенства не продлится вечно.
Повсюду на небесах белое на белом.
Симулянт.
Повсюду на небесах тихо, все на резиновых подошвах.
Мне удается уснуть здесь.
Люди пишут письма мне на небеса, и рассказывают, что меня помнят. Что я их герой. Что мне станет лучше.
Ангелы здесь, как в Ветхом Завете — легионы и лейтенанты, воинство небесное, — они работают по сменам, меняются каждый день. Дежурят по ночам. Приносят тебе пищу на подносе, с бумажным стаканчиком лекарств. Набор игрушек «Долина Кукол».
Я встречал Бога, — за его ореховым столом, его дипломы висели на стене позади, и Бог спросил меня:
— Зачем?
Зачем я принес столько страданий?
Разве я не понимаю, что каждый из нас — неповторимая, чудесная снежинка, красивая своей уникальной особенной красотой?
Разве я не вижу, что все мы — проявления любви?
Я смотрел, как Бог за своим столом делает пометки в блокноте, — ведь Бог же все не так понимал.
Мы не особенные.
Но мы и не хлам, и не отбросы.
Мы просто есть.
Мы просто есть, и что случается — то случается.
А Бог сказал:
— Нет, это не так.
Ну да. Ладно. Как же. Бога ведь учить нечему.
Бог спросил меня — что я помню?
Я помню все.
Пуля из пистолета Тайлера разорвала мою другую щеку, оставив мне рваную улыбку от уха до уха. Ага, как у злобной тыквы на Хэллоуин. Японского демона. Жадного дракона.
Марла осталась на Земле, и она мне пишет. Когда-нибудь, говорит она, меня вернут обратно.
И если бы на небесах был телефон — я бы позвонил Марле с небес, и когда она сказала бы — «Алло», — я не повесил бы трубку. Я ответил бы — «Привет. Как там дела? Расскажи мне все, каждую мелочь».
Но я не хочу обратно. Не сейчас.
Просто потому что.
Потому что из раза в раз, когда кто-нибудь приносит мне поднос с завтраком и лекарствами — у него синяк под глазом, или припухший от швов лоб, и он говорит:
— Мы скучаем по вас, мистер Дерден.
Или кто-то со сломанным носом толкает швабру по полу около меня и шепчет:
— Все идет в соответствии с планами.
Шепот.
— Мы разобьем цивилизацию, и сможем сделать из этого мира что-нибудь получше.
Шепот.
— Мы собираемся забрать вас назад.

@темы: Бойцовский клуб

12:30 

"Киевское письмо"

17:00 

Земля землю ела...

В общем и целом становятся понятней некотрые связи в книге Топорова. которые я не замечала раньше. Например, десять страниц (с. 90 - 103) про заговоры южных славян и их систему образов - зачем там этот раздел, очень интересный сам по себе? Теперь я знаю и могу рассказать.

В образном строе славянских заговоров от укуса змеи Топоров находит остатки древней картины мира, в которой много магии и много общего с индийской мифологией. В частности, в этих заговорах, как и в Ригведе, земля отождествляется со змеёй, даже показывается, что земля и змея - анаграмма, и мировой змей, который и является землёй под нашими ногами - это реальность архаичного праславянского сознания.

Итак, первый шаг: земля = змея.

Это тождество развиватеся в двух направлениях: с землёй в русских народных верованиях отождествляли Богоматерь, а Богоматерь - это земное воплощение Премудрости Божией из Ветхого Завета, это Пистис-София гностиков, Мудрость, существовавшая до сотворения мира, творческое слово Бога и женственная личность, олицетворяющая материю, мироздание и мир.

В другую сторону тождество развивается элементарно, любой может догадаться: змея это змея, кусающая свой хвост, символ дохристианской бесконечности, круговорота сансары, метемпсихоза и прочих приятных вещей.

Итак, мы получаем: София-Премудрость = Богоматерь = земля = змея = офиты, гностики, языческая мистика и так далее. Самое же приятное в этом, что Премудрость (в христианском понимании) чрезвычайно почитал Кирилл, первоучитель славян, и таким образом в этот ряд можно поставить и Кирилла Философа, и русскую культуру в целом, которая куда же без кириллицы.

Может, я напрасно переживаю вообще? Может, именно этого нам и не хватало в советское время?

@темы: софийность, Топоров

16:35 

Топоров, "Святость и святые..."

В девяностые годы Россия вернулась к той духовной культуре. от которой была оторвана в советское время. Одним из признаков этого возвращения стало появлени книги известного лингвиста В. Топорова "Святость и святые в русской духовной культуре"
predanie.ru/toporov-vladimir-nikolaevich/book/1...

Я её читала выборочно, те главы, которые были мне нужны. Но такое чтение я не люблю и по возможности стараюсь прочитывать книгу полностью, тем более если нравится, а мне понравилась вторая и третья глава. В новогодние каникулы я начала сначала, про Кирилла Философа.

Человек, продвигающий в России забытую святость, называет православных схизматиками, цитирует по этому поводу Папу Римского (с. 151), сообщает, что несмываемый грех раскола церкви лежит на константинопольском патриархе Фотии, а римская церковь, единственная из всех, сохраняет преемственность со времён апостолов (с. 186). Недооценённый момент в наследии Кирилла и Мефодия заключается в том, что они принимали посвящение от Папы и ни в коей мере не замешаны в расколе церкви, хоть и зависели от Фотия. Топоров также солидаризуется с С. Булгаковым, изгнанным из России советской властью, который пишет, что катастрофа 1917 года была не случайна, а предопределена всей историей России, и первый шаг на пути к этой катастрофе - крещение от греков (с. 190).читать дальше

@темы: Топоров, православие, Россия

ОЭ + философия социального

главная