Хронологически первая часть этого дневника посвящена циклу "Отблески Этерны" (тег "ОЭ"). Эта часть обновляться не будет. Я не отказываюсь обсуждать то, что уже написано, но в общем-то я в эти игрушки уже наигралась.

Вторая часть будет представлять собой собрание постов на общефилософские темы. Это посты часто не мои, но всегда те, что мне нравятся. Что-то вроде моего избранного.

Все посты можно комментировать в любое время независимо от времени их написания.

PS Немецкий миннезингер тут вместо случайного набора цифр, его не обязательно каждый раз воспроизводить.
URL
14:25 

Фабианство

Потому фабианство и нереально, дорогая Оля.

Для тех, кто не дочитал до конца предыдущий скан, напоминаю: дух хозяйства есть не фикция, не образ, но историческая реальность, а понятие трансцендентального субъекта хозяйствования есть особое, приуроченное к проблеме экономизма, выражение той идеи, которая с древности известна философии и выступает как мировая душа Платона и Плотина, Бёме и Шеллинга, Бааде и Соловьёва. Здесь мировой демиург выступает под личиной хозяйствующего человечества, как говорит нам русский философ, богослов, православный священник, экономист, отец Сергий Булгаков.

Рабочий коллектив завода, выкупленного на собственный сбережения у капиталиста, не имеет ресурсов тягаться с мировым демиургом. И даже несколько рабочих коллективов.

@темы: социализм, фабианство, Булгаков

13:59 

Примечания - Поппер, Хайек, Феодосий, Булгаков

13:49 

Ну собственно...

На той же странице, что и Хайек - завет Творца творцам о творчестве как смысле жизни:
ninaofterdingen.livejournal.com/730004.html

@темы: Топоров

12:20 

Революция 1917 года как цивилизационная агрессия Запада

Виталий Даренский

Революции происходили во многих странах, но только для России Революция стала фактом не только историческим, но метафизическим – то есть таким, который ставит под вопрос само ее бытие в качестве России и приобретает эсхатологический смысл. Только русская (хотя и эмпирически, и метафизически она антирусская) Революция – это не просто сокрушение государства и целой цивилизации, это – событие, несущее в себе явный символ и прообраз апокалипсиса и Страшного Суда. Ибо здесь сокрушается не только государство и цивилизация, но сам богоустановленный порядок земного человеческого бытия, причем сокрушается сознательно богоборческими силами, столь же сознательно служащими и врагу рода человеческого в различных его обличьях.

Из всех других «национальных» (а на самом деле антинациональных) революций одна лишь Французская революция 1789 года несла в себе столь же явный метафизический смысл сокрушения богоустановленного порядка, и это сразу было ясно понято ее действующими противниками, начиная с Ф. Шатобриана. Реакция на эту революцию породила все благороднейшие течения европейской мысли и культуры XIX-XX веков – от романтиков до традиционалистов; а когда ныне эта реакция иссякла, смерть европейской культуры можно фиксировать как медицинский факт.читать дальше

@темы: Донбасс в огне, Даренский, цивилизационный подход, революция, история

12:14 

Девушка-снайпер

Ольга Бодрухина

Девушка-снайпер, такая милая
Сосредоточенная на новом смысле жизни.
Никто уже не смотрит на нее, как на слабую,
Пришло более прогрессивное время:
Теперь полное равенство
У женщин на смерть одинаковое с мужчинами право.

oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/devushk...

@темы: стихи, Донбасс в огне, Бодрухина

12:10 

Луганск в период немецко-украинской оккупации

Тимур Хакимов

В тот же день (вернее ночь с 28 на 29 апреля 1918 года), когда немцы захватили Луганск, они прогнали Раду как недостаточно сильное правительство и назначили правителем Украины (гетманом) своего ставленника – царского генерала Павла Петровича Скоропадского.

Геннадий Станиславович Довнар, луганский писатель, в книге «Луганцы» так описывает то, что происходило в этот день в нашем городе: «Ревя и чихая моторами, по Петербургской и Казанской улицам потянулись грузовики с прицепленными к ним длинноствольными пушками… За ними урчали броневики с пулеметными башнями… в город вступали полки 91-й кайзеровской дивизии… генерала Эйхгорна… солдаты в однорогих и двурогих касках… жизнерадостные, гогочущие… через некоторое время гайдамаки-пластуны Скоропадского в серых жупанах и солдатских папахах с пришитыми к отворотам красными шлыками. А за ними – пехотные части Украинской варты в синих жупанах и смушковых шапках с черными шлыками.».

Были назначены 2 коменданта – немецкий и украинский, приказано в течение 48 часов сдать все оружие и явиться на регистрацию всем комиссарам и коммунистам. За невыполнение – военно-полевой суд. Позже из Киева было привезено распоряжение о закрытии Патронного завода и разделе всего имущества на 5 частей, из которых 3 передать немцам – плата за «освобождение» от России.

Украина была превращена в германскую колонию. Сохранились тексты телеграмм Председателя совета министров Центральной рады германскому канцлеру, а также правительству Австро-Венгрии «с благодарностью за оккупацию Украины»: «…мы констатируем тот приятный факт, что соединенными силами германских, австро-венгерских и украинских частей в стране нашей установлен порядок и спокойствие».

В Луганске была восстановлена городская управа, создана полиция – «варта» с германскими агентами, появился повитовый староста.

«Право частной собственности как основа культуры и цивилизации восстанавливается в полном объеме» – таков был главный пункт программы Скоропадского. У крестьян отбирали землю, скот, инвентарь, национализированные Советской властью. Хлеб, скот, сахар, сырье вывозились в Германию в огромных количествах.

Журнал «Известия Союза промышленности, торговли, финансов и сельского хозяйства Украины» 4 августа 1918 г. сообщал:

«Завод Гартмана стоит. Рабочих на заводе было 6100 человек. Из них оставлено заводоуправлением всего 160. Остальным в настоящее время объявлен расчет. За время остановки завод платить не предполагает. Когда можно будет пустить завод – неизвестно, так как средств никаких нет».

Был закрыт завод ДЮМО в Алчевске.

В Кадиевке рабочий день горнякам был удлинен, жалованье не платили по 2-3 месяца подряд.

В Крындачевке (Красный Луч) все рудники, за исключением двух, были закрыты.

oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/lugansk...

@темы: Донбасс в огне

13:33 

Прерванный поход Антиоха Эпифана

Замечательная статья С. В. Новикова и А. С. Анохина о восточной политике Селевкидов вообще и Антиоха IV в частности.

Обычный образованный человек, не увлечённый историей, представляет себе историю античного мира примерно так: Александр Македонский, а потом Рим. Но между походами Александра и гегемонией Рима прошло двести лет, когда восточные наследники империи Александра, эллинистические царства, играли первую роль и в культуре, и в политике. Именно себя они с полным основанием воспринимали как центр ойкумены, а западную периферию — как западную периферию. Самым блестящим из этих государств было царство Селевкидов, которому и посвящена эта блестящая, хоть и короткая статья.

С. В. Новикова редакцию рекомендует всем, кто ценит хорошую прозу научного стиля, причем независимо от того, какой наукой вы интересуетесь.
Ссылка на сайте

@темы: история, Селевкиды, Антиох Эпифан

12:47 

Руины истории

Татьяна Волоконская: "Получила на свою любимую статью "Проблема исторической памяти в малороссийских текстах "Арабесок" Н.В. Гоголя" очень важный для меня комментарий от Нины Ищенко (ninaofterdingen).

Собственно, итоговый фрагмент статьи:
"…ключевой аспект заявленной в теме исследования проблемы наблюдается в возможности отождествления исторической памяти и нарративного отображения исторических представлений индивида или народа. Именно это отождествление происходит при переориентации исторической памяти с прошлого на будущее — процессе, в котором к функции сохранения истории неприметно добавляется функция её произвольного конструирования. Изучение поэтики гоголевских текстов с этой позиции представляется нам весьма актуальным".

И комментарий Нины к публикации на сайте "Одуванчик":
"Проблема сохранения памяти в отсутствие возможности письменной фиксации событий стала необычайно актуальной в наше время. Ситуация в бывших республиках СССР развивается таким образом, что русские люди, живущие там, лишены возможности получать образование на родном языке, и русская культура в этих местах выживает с опорой на народную память, передаваемую устно и не фиксируемую письменно. В этих условиях актуализируются структуры сохранения общей памяти, которые существовали задолго до Гуттенберга".

И это действительно было в самое сердце.

Чтобы объяснить, что произошло, нужно процитировать ещё кусочек статьи:
"Необходимость усилий по сохранению не прошлого, но настоящего становится понятной, если мы обратим внимание на то, что все предполагаемые фрагменты «Гетьмана», вне зависимости от своей хронологической соотнесенности, описывают один и тот же тип исторических событий – смутное время кровопролитных сражений, когда реальное положение дел меняется ежечасно и даже ежеминутно. Естественное в таких обстоятельствах увеличение роли слухов и обмена личными мнениями не проясняет, а чаще только запутывает представление о действительности. <...> Постоянно меняющаяся картина требует для своего восприятия опоры на какие-то материальные подтверждения, которые начинают в этой ситуации выполнять функцию носителя исторической памяти. <...> Важно отметить, что наиболее достоверным вещественным свидетельством истории в обстановке беспрерывных вооруженных столкновений становится руина".

Ясное дело, культурологическое понятие "руина", подкреплённое в статье ссылками на Ямпольского, напрямую соотносится с тем, что я называю эффектом непрорисованной картинки, т.е. вольного или невольного искажения истины в результате интерпретации неполной информационной картины. Отсюда очевидное следствие: когда я писала статью, я метила вовсе даже в практику украинских националистов подтасовывать историю - и совсем не держала в голове опыт русского преодоления этой подтасовки. Между тем в ситуации, когда немедленное (и доподлинное) восстановление руин невозможно, даже тот, кто ставит своей целью сохранение истории, вынужден всё так же брести по пути экстенсивной консервации знания: хранить всё, до чего удаётся физически дотянуться. История обречена на превращение в коллекцию фактов, индуктивный метод анализа - и в своей функции социального проектирования начинает опираться на воздух.

Другое дело, что у меня нет внятного решения этой проблемы. Да что там - само осознание того, что у проблемы этой есть ещё и такой аспект, у меня по-настоящему появилось только теперь. И это, конечно, был справедливый (пусть даже и незапланированный) упрёк тому, кто с трудом представляет себе, что такое физическое выживание культуры, - от того, кто борется за это выживание прямо сейчас.

We are the fortunate ones
Who've never faced oppression's gun.
We are the fortunate ones -
Imitations of,
Imitations of rebellion.
Как обычно, любимый мой Linkin Park умнее меня."
tai-simulacr.livejournal.com/281752.html

@темы: память культуры, народная память, культурология, историческая память

15:24 

Автохтонные реформаторы в России в XVI веке

Клибанов А. И. Духовная культура средневековой Руси. - М.: Аспект Пресс, 1996. - 368 с.

Западнорусские реформаторы находились в прямых контактах с главными деятелями западноевропейской Реформации, включая анабаптистских. Они бывали в Швейцарии, Италии, Моравии. Чеховиц встречался с Кальвином, Петр из Гонендза — с Меланхтоном.

Читателя, который поинтересуется конкретными деталями деятельности русских реформаторов в Литве и Польше, содержанием их учений как и общими идеологическими программами русских и западнорусских, литовских, польских реформаторов, мы отсылаем к вышеназванным нашим книгам, книге С. А. Подокшина и к статьям М. В. Дмитриева. К последним особенно, так как они продолжают линию исследования совместной идеологической борьбы русских вольнодумцев и их братьев по делу и духу за рубежом. Выдвинутое нами в свое время положение, что русские реформационные движения, будучи более всего самобытным продуктом идеологической борьбы в России, вместе с тем составляли фланг общеевропейского театра Реформации, было документально подтверждено и развито в работах М. В. Дмитриева. Тем самым и Реформация обретает полноту исторического значения. Во всем разнообразии ее течений она предстает как явление идеологической борьбы и духовной жизни всеевропейского масштаба. Именно эти движения и вскрыли ледовые покровы конфессионализма, именно на этом участке и прорваны были конфессионально- средневековые границы культур, проложен один из путей духовно–культурного общения народов Европы. В этой идеологической форме выступило новое движение европейского культурно–исторического процесса. И какими бы ни были противоречивыми реформационные движения и их движущие социальные силы, это были массовые движения, их наиболее радикальные, последовательные, бескомпромиссные элементы, их авангардные элементы были представлены плебейско–крестьянскими низами.

Мы не располагаем сведениями о непосредственных контактах русских реформаторов с лидерами западноевропейской Реформации. Здесь остается открытая область для поисков, отнюдь не бесперспективная, тем более что видные деятели Реформации и гуманизма неоднократно посещали Польшу в десятилетия, ознаменованные деятельностью на ее территории русских реформаторов. Достоверно известно, что русские реформаторы в 1557 и 1558 гг. встречались в Вильно с единомышленниками и корреспондентами Генриха Буллингера, сподвижника Цвингли, а в то время и его преемника, близко связанного с Кальвином. Сохранилась переписка с Буллингером Д. Утенхоу и Д. Бурхера, содержание которой позволяет видеть в них не только его корреспондентов, но и уполномоченных по реформационной деятельности в Восточной Европе.

Приведем интересующие нас тексты. Для предмета наших интересов — характеристики русских ре<форматоров как признанных в качестве содеятелей западноевропейскими реформаторами, в качестве их содеятелей, эти письма красноречивы.

Итак: Д. Утенхоу — Г. Буллингеру. 1557 г. (весной):
«В то время, коща мы находились в Вильно, сюда пришли из Московии семь монахов ордена св. Василия, который относится к греческой вере. В их краях в настоящее время такое гонение, что если бы они вовремя оттуда не ускользнули, они б давно уже были преданы суду. Доктор Лаский (Я. Лаский — польский реформационный деятель. — А . К.) расспросил при помощи переводчика первого из этих братьев, который был старшим из московитян и, казалось, превосходил остальных авторитетом, возрастом и знанием Писания. Он настолько искусно говорил об основных разделах веры, а также о причастии, что едва ли можно лучше, и мы признали их всех за своих и за наших братьев. Они также рассказывали, что ко времени их бегства около 70 знатных мужей были брошены в темницу по религиозным причинам и что им известны в Московии более 500 братьев, которым по сердцу истинная религия. В этом мы видим чудесную силу божественного духа по отношению к избранникам Божиим: ведь они заимствовали это знание отнюдь не от нас, чьих писаний они не понимают, но от тех, кого сам Господь наполнил духом своим в Московии»[1].

П. Д. Бурхер — Г. Буллингеру. 16 февраля 1558 г.:
«В Московии Бог произвел второго Лютера, или, скорее, Цвингли. Он указывал им (православным. — А К.) на их заблуждения и, схваченный за истину, должен был быть сожжен, если бы великий князь московский не воспрепятствовал этому. Ибо, коща обвинения были сообщены ему его епископами, он пришел к заключению, что тот не заслуживает смерти, и приказал, чтобы его освободили из темницы. В конце концов призванный князем Рутенов он стал проповедовать среди этого народа подлинную истину. Он издал свое исповедание веры во всех отношениях соответствующее нашей вере. Один человек обещал прислать его мне, и, если он это сделает, я передам или отошлю тебе. Высшими милостями мы обязаны всемогущему Господу, который своим Святым духом, без посредства какого‑либо человеческого учения даже грекам открыл царство своего сына и истины. Ведь он («второй Лютер, или, скорее, Цвингли» из Московии. — А . К.) совершенно не знает латинского языка, как и любого другого, на котором в наше время Богу угодно открывать своего сына»[2].

Итак, общность взглядов русских и западноевропейских реформаторов находит подтверждение не только по параллелям, которые со всей ясностью выступают при сопоставлении их учений (и действий) с неизменной зависимостью от того, с какими именно реформационными учениями проводится сопоставление, но и по прямым свидетельствам западноевропейских единомышленников и содеятелей Г. Буллингера. Надо думать, что это была радующая Буллингера информация. Подтверждается и то, что общностью взглядов с западноевропейскими реформаторами русские реформаторы были обязаны не извне принесенным учением, а сами выработали учения, поразившие сотрудников Буллингера своим совершенством.


[1] См.: Дмитриев М. В. Православие и реформация. Μ., 1990. С. 56.
[2] Там же. С. 57.

В книге Клибанова - с. 288 - 291.

@темы: Европа, Реформация, Московская Русь, протестантизм

15:01 

В. Соловьёв. Песня офитов

На память. Контекста не знаю. Оккультизм разного рода отталкивает меня до того, что тексты на эту тему я читаю очень редко, медленно и с большими перерывами. Я Иринея Лионского еле домучила в своё время - так он был критиком этих учений, а читать их поклонников - задача не из лёгких. В общем, к подобным идеям и образам я отношусь резко отрицательно. Но упрёки в том, что я осуждаю то, чего не знаю и не читала, тоже обоснованы. Так что - оставляю на подумать позже.

Офи́ты, или офиане (др.-греч. ὀφῖται от др.-греч. ὄφις — «змея», «змей»; лат. ophitae; др.-рус. ӡмииници), также наасены или нахашены (naaseni, от др.-евр. שחנ‎, [на’хаш], «змея»), — гностические секты, почитавшие змею, как символ высшего знания, видя в ней тот образ, который приняла верховная Премудрость или небесный Эон София, чтобы сообщить первым людям, которых ограниченный Демиург хотел держать в детском неведении, истинные знания. (Википедия)

Белую лилию с розой,
С алою розою мы сочетаем.
Тайной пророческой грезой
Вечную истину мы обретаем.

Вещее слово скажите!
Жемчуг свой в чашу бросайте скорее!
Нашу голубку свяжите
Новыми кольцами древнего змея.

Вольному сердцу не больно...
Ей ли бояться огня Прометея?
Чистой голубке привольно
В пламенных кольцах могучего змея.

Пойте про ярые грозы,
В ярой грозе мы покой обретаем...
Белую лилию с розой,
С алою розою мы сочетаем.

@темы: секты, Соловьёв, Серебряный век

14:50 

Навеяно чтением Чекина

Повествовательная стратегия средневековой культуры состоит в том, чтобы распознавать в современном мире библейскую модель, а в современной истории и географии - их библейские прообразы. Современному читателю не надо объяснять, почему Россию называют Мордором или Империей зла - сейчас восприятие мира строится по моделям, созданным западной культурой. Ранее эту функцию веками выполняла библейская история. Работает это в принципе одинаково. Неудивительно, что на такой культурной почве вырастают автохтонные гностики и манихеи.

@темы: повествовательные стратегии, модели истории

14:43 

Пермские горы апокалипсиса

Чекин Л. С. Безбожные сыны Исмаиловы
Отличная статья, посвященная образу половцев, кочевников, степняков в древнерусской культуре. Читать здесь: padaread.com/?book=35036&pg=693

Хочется отметить следующие моменты.

Царь Александр Македонский был героем не только античной истории, но и мусульманской и христианской культуры. Ему приписывается следующий подвиг: встретив в своих походах могучие и злобные народы Гог и Магог, Александр запер их в какой-то горе. Перед концом света Господь попустит этим народам выйти из-за горы и погубить цивилизацию своей жестокостью и агрессией. В сериале Джина Родденбери "Андромеда" самый злобный и бескультурный народ называется магоги - с отсылкой к этой мифологеме.

Поскольку основной ареной подвигов Александра были Персия и Индия, горы эти помещались именно там, и чаще всего Гога и Магога находили на Кавказе. Воины Чингисхана рассказывали Плано Карпини, что где-то в Каспийских гораз они слышали тех людей, которые пытались оттуда вырваться. В то же время эти Александровы горы склонны были помещать на границе с любой неисследованной окраиной заселённой земли, и в частности на севере.

В XI веке, при Ярославичах или даже при самом Ярославе Мудром русские книжники записали известия о том, что какие-то люди, говорящие на непонятном языке, пытаются пробиться на нашу сторону из горы, их слышно и даже некоторые видели! Происходит это в Пермских горах - именно оттуда надвигается на нас конец света. Не знаю, обыграл ли это Алексей Иванов в своих работах по мифологизации Пермского края и новому брендированию территории. Тема была актуальная еще в конце татарского ига, и Чекин высказывает гипотезу, что слава Стефана Пермского, крестителя пермяков, заблистала особенно ярко из-за того, что он не побоялся поехать в это апокалиптическое место и там работать.

Вот так Перские горы превратились в Пермские горы и несколько веков занимали видное место в русской культурной географии.

@темы: Александр Македонский, древнерусская культура, Пермские горы

13:41 

О бесконечном числе идей

Амелий - ещё один ученик Плотина. Лосев о нём:

Имеется еще ряд сведений об Амелии, которые весьма небезразличны для истории античной мифологической эстетики.

а) Опять-таки тот же Прокл (In Tim. I 425, 17-19) сообщает, что в своем учении об идеях Амелий признавал наличие как индивидуальных частностей (ton merōn), так и наглядно видимых13общностей (ton eidōn; ср. Plat. Tim. 30 с). Для конкретизации ноуменальной диалектики этот момент очень важен, хотя, впрочем, он проводился уже и у Плотина (V 7). Характерно также и то, что среди идей Амелий находил также идеи (и логосы) дурных вещей (по-видимому, в противоречии с утверждениями по этому поводу в Plat. Parm. 130 cd). Согласно Амелию, число идей настолько бесконечно, что мир даже за все бесконечное время своего существования не может их охватить.

psylib.org.ua/books/lose007/txt01.htm

@темы: Амелий, Лосев, неоплатонизм

13:37 

Количественное исчисление длительности божественного долготерпения

Это не из "Школы в Кармартене" Коростелёвой, нет, это из книги о концепции Москва - третий Рим моей тёзки Синицыной Н. В.
О том, как связана эта концепция с христианской эсхатологией, я буду говорить 28 февраля на Монтеневском обществе, а пока - отрывок о развитии этой концепции в XVI веке. Интересующий нас момент в последнем абзаце.
padaread.com/?book=33076&pg=251

@темы: Третий Рим, Синицына, Коростелёва

13:22 

Конец язычества

Тоже из Лосева. Как контраст к возрожденческой идее о сияющей и прекрасной языческой Греции.

§2. Заключение ко всему Порфирию
Наконец, и вся эта наставительная сущность "Письма" тоже производит, скорее, впечатление какой-то безвыходности и бессилия выйти из жизненного тупика. Эта его больная и бедная жена с семью детьми, эта его проповедь воздержания от брачных отношений, эти его постоянные и настойчивые ссылки на умозрение – все это производит сейчас 118на нас какое-то, мы бы сказали, слабое, трогательное, но прежде всего беспомощное впечатление. И мы позволили бы себе так формулировать эту интимную сторону философии и философской эстетики Порфирия: деться некуда. К этому выводу приводит, собственно говоря, изучение и всех других произведений Порфирия, небывало разнообразных по тематике, небывало противоречивых по выводам, не очень решительно базирующихся на триипостасной диалектике Плотина и мечущихся от философского умозрения к магической демонологии и обратно, от язычества к христианству, а потом к запальчивой и разрушительной критике этого же самого христианства, хотя тут же он выставляет на первый план проблему спасения души.

Деться некуда – вот последнее слово Порфирия. Эта трагическая эстетика Порфирия была у него, конечно, результатом переживания всемирно-исторических катастроф его времени. Однако сомнительно, чтобы все эти переживания достигли у него степени самосознания. Это вывод современного исследователя. Для Порфирия же достаточно будет и беспомощного, безвыходного впечатления от жизненных катастроф его времени.

psylib.org.ua/books/lose007/txt14.htm

@темы: Лосев, Порфирий, неоплатонизм, язычество

13:15 

Я летаю в Москву, чтоб задавать вопросы…

Анна Ревякина

Из города, где пальмы куют из рельсов,
я летаю в Москву на самых дешёвых рейсах.
Эти рейсы всегда под утро и переполнены,
и я вижу справа по борту рассвета полымя –
от лимонного до кроваво-красного,
словно кто-то забыл закрыть тюбики с красками.
Самолёт мой белым журавликом оригами
летит на север и оставляет шрамы
на чистой глади такого близкого космоса.
Мне предлагают из фильтра обратного осмоса
воду в стакане полном наполовину.
И я как никогда ощущаю длинную пуповину
между мной и Богом, которого часто всуе
вспоминаю, когда мараю тетрадь в косую.
Я летаю в Москву, чтобы задать вопросы,
на меня, неотёсанную, смотрят косо.
Ответьте, что будет с теми, кто в городе южном
стоят, зубы сцепив, прижав оружие,
насмерть стоят четвёртую божью зиму,
стоят, как школьники в хоре, рты разинув.
Ответьте, что будет с нами, выброшенными на сушу,
я давно не трушу, ношу вместо тела душу,
ношу её наизнанку, шовчики, маркировка,
серийный номер, уже не душа, ещё не боеголовка.
Ответьте мне лично или по номеру телефона,
страна моя – степь, окружённая терриконами,
ждёт ответа, как смертельно больной диагноза.
О ней давно говорят только в разделе Разное.
Ответьте, я нуждаюсь в ответе сверху,
когда мы уже пройдём войной проверку,
в этой жизни или же в той, что наступит после?
Я летаю в Москву, чтоб задавать вопросы…

oduvan.org/chtivo/stixi/ya-letayu-v-moskvu-chto...

@темы: стихи, Донецк, Анна Ревякина

13:11 

И наконец - пчёлы у Порфирия

Предыдущие два поста написаны для того, чтобы показать контекст, в котором воспринимается (мною) философия Порфирия (232 - 304) - неоплатоника, любимого ученикак Плотина. Комментарии Лосева к трактату Порфирия "О пещере нимф":

9. Пчелы и мед

Далее, перейдем к пчелам-душам и меду, который они откладывают в каменные амфоры.

Порфирий в гл. 18 своего трактата ссылается на древних, которые понимали души умерших в виде пчел. Вообще душа как окрыленное и воздушное – образ, издавна типичный для греческой мифологии. У Платона (Phaedr. 246 а – 247 с) бессмертные боги и души на крылатых колесницах мчатся по небесной сфере, и отягченная грехами душа падает на землю, обломав крылья (248 cd). У Гомера душа "вылетает" из раны умершего (Ил. XIV 518 сл., XVI 856), у него же души умерших "слетаются" на кровь (Од. XI 36-43), они "порхают" (XI 221 сл.), "летят" с писком, как летучие мыши, направляясь в Аид (XXIV 5-9). Нет ничего удивительного, что та же крылатая душа мыслится пчелой, тем более что пчела и мед воспринимались в Греции с очень большой смысловой нагрузкой.

Жужжащий рой пчел не только связан с душами умерших у Софокла (frg. 795 N. – Sn.), но пчелы немедленно являются там, где умирает человек, о чем рассказывает Гигин (fab. 136 о пчелах в винном погребе вокруг трупа Главка). Персефона – богиня смерти носила имя Пчелиной – Мелиндии, или Пчеловидной – Мелитоды у Феокрита (XV 94 Gow.). В схолии к этой XV идиллии Феокрита так и поясняется: "Мелитодой называют антифрастично (cat'antiphrasin) Персефону и Кору, почему и жрицы ее и Деметры именуются пчелами".

В "Александре" Ликофрона Афина "Пчелиная", "Жужжащая" (bombilia, 786), которая почиталась под этим именем в Беотии. Жрицы и жрецы Артемиды Эфесской, богини с ярко выраженными хтоническими функциями и загробным миром (как ипостась Гекаты), носили название царей пчел (essēnes – Paus. VIII 13, 1). Жрицы Деметры – тоже "пчелы" (melissai – Callim. Hymn. Apoll. 110 Pfeift.). В Дельфах у Аполлона жрецы – тоже "пчелы", что находим у Пиндара (Pyth IV 60 Sn.). Однако пчела была связана не только с миром смерти, но и с миром жизни.

Медом пчел вскормила Диониса нимфа Макрида, говорит Аполлоний Родосский (IV 1136 – 1139 Frank.). Эта нимфа "кроткого дщерь Аристея, что пчелиного роя изделье явил, а также и жир многотрудной оливы" (IV 1134 Церетели). Пчелы вскормили своим медом младенца Зевса, и нянька его Амалфея была дочь Мелиссея, то есть Пчелиного (Hyg. 182). Один из куретов, или корибантов, среди окружения Критского Зевса носил имя Пчелиного – Мелиссея (Norm. XIII 145, XXVIII 306, XXX 305, XXXII 271).

Мед, на целительные функции которого ссылается Порфирий, приводя примеры из греческой и восточной культовой практики, тоже, как и пчелы, обладал некой магической силой. Во время засухи Аристей (Nonn. V 273) приносил Зевсу жертву из медового напитка – кикеона, "дара пчелы". По словам Павсания (IX 40, 2), пчелы указали беотийцам во время засухи пещеру Трофония, у которого они искали исцеления от бедствия. Афиняне приносили душам погибших при Девкалионовом потопе пшеницу с медом, бросая жертву в расселину земли на священном участке Геи (Paus. I 18, 7).

Мед явно был связан с хтоническими силами. Поэтому в подземных святилищах приносили в жертву ячменные лепешки на меду (Paus. IX 39, 11; Luc. Dial. mort. III 2) и вскармливали священных змей этими медовыми лепешками (Herodot. VIII 41). Мед даровал бессмертие, поэтому Гея и Оры помазали Аристею губы медовым нектаром (Pind. Pyth. IX 62). Демокрит, так же как и Порфирий, признает целебные свойства меда.

Есть сведения о том, что Демокрит решил в преклонном возрасте лишить себя жизни и не принимал пищи. Однако когда близкие стали просить его не умирать в праздничные дни, он "приказал поставить перед собой сосуд с медом и таким образом продлил себе жизнь на нужное число дней, пользуясь только запахом меда; когда по истечении тех праздничных 106дней мед был унесен, он скончался". Демокрит всегда любил мед и на вопрос, как жить не хворая, ответил: "Если будешь орошать внутренность медом, а наружность маслом" (68 А 29 = Маков. 33). Демокрит даже советовал сохранять трупы в меде (68 А 161= Маков. 259).

Таким образом, пчелы-души и мед в каменных чашах взяты Порфирием из общегреческого мифологического и ритуального арсенала.

psylib.org.ua/books/lose007/txt12.htm

Мёд более чем явно связан с хтоническими силами! Совет Демокрита сохранять трупы в меду менее всего медицинский и естественнонаучный. Артемида, Афина, Аполлон - все имеют хтоническую ипостась, которая связана с пчёлами. О Персефоне, Дионисе и Зевсе даже говорить нечего. Жизнь в античном мире рождается из смерти, а смерть символизируется пчелой, которая представляет собой очень значимый и нагруженный смыслами элемент культурного пространства.

@темы: пчёлы, неоплатонизм, Порфирий

12:55 

Пчёлы у Клавдиана

Клавдиан - позднеримский поэт, 370 - 404 г. нашей эры, современник Августина, немного не дожил до взятия Рима готами Алариха, каковое событие некоторые сочли признакогм конца света. По его произведениям трудно понять, христианин он или нет, и на эту тему до сих пор ведутся споры. Клавдиан важен дял нас тем, что в эпоху упадка римского величия создал в своих поэмах образ вечного Рима, вечного города.
За подробностями отсылаю всех к тексту Романа Шмаракова, откуда я эти сведения и почерпнула
simposium.ru/ru/node/9537

Одно из самых известных произведений Клавдиана - поэма "Похищение Прозерпины" (Raptum Proserpinae). Когда в поэме появляются пчёлы, знающий читатель уже не будет столь безмятежен. Отрывок о пчёлах из предисловия:читать дальше

@темы: пчёлы, Роман Шмараков, Клавдиан

12:41 

Пчёлы и мёд

В книге Кереньи о Дионисе большое место занимается критская родина этого бога. На Крите Дионис был и Зевсом небесным, и Зевсом подземным (Зевсом и Аидом одновременно). Как Зевс подземный Дионис был хозяином лабиринта (лабирит - известнейший образ царства мертвых). Дионис появляется и в советском мультфильме о Тезее и лабиринте. Как хозяин лабиринта, он отец Ариадны, хозяйки, и одновременно ее муж. В общем, это архаичный сюжет, в котором каждая деталь восходит к седой древности и реализует какие-то еще индоевропейские или доиндоевропейские архетипы. Кереньи рассматривает всё это в деталях, и читать его одно удовольствие.

Кереньи подробно описывает также все критские обряды и верования, связанные с быком, мёдом и пчёлами. Связь Крита с быками довольно известна (Крит считают родиной корриды), а пчёлы и мёд присоединяются следующим образом.

В определённый день, когда Сириус впервые появляется над (или скрывается под) горизонтом выбирают быка, ведут его в пещеру и бьют его дубинами, чтобы переломать ему все кости в теле, но не повредить шкуру. Такого быка оставляют в пещере на 90 дней, а про прошествии этого срока шкуру вскрывают - она полна мёдом, из неё вылетают пчёлы и рождается Дионис - критский Зевс. На Крите Дионис был богом не столько вина, сколько мёда, тоже экстатического напитка. Этот мёд, естественно, обладает ценнейшими свойствами. Критский мудрец Эпименид, например, прожил полтораста лет:

По преданию, Эпименид юношей заснул в зачарованной пещере Зевса на горе Ида и проснулся лишь через 57 лет. По другой версии, находясь в ней, он постился и пребывал в продолжительных экстатических состояниях. В любом случае, пещеру он покинул обладателем «великих мудростей», а именно, определённой экстатической техники. Путешествуя повсюду, он предсказывал будущее, разъяснял скрытый смысл прошлого и очищал города от миазмов, порождённых преступлениями.

Википедия, но древние авторы сообщают то же самое. Понятно, что это за пещера, почему Эпименид там спал, с кем он там общался и какие великие мудрости вынес оттуда. Понятно также, какой семантический комплекс составляют образы бык-мёд-пчёлы в пещере - они представляют мудрость, получаемую через смерть, рождение из смерти, достижение божественных высот через смерть.

Продолжение следует.

Ссылка на книгу Кереньи:
www.nietzsche.ru/userfiles/pdf/kereni.pdf

@темы: Крит, Кереньи, Дионис

11:53 

Мистическая Новороссия

Роман Михайлов

Доктор физико-математических наук, профессор РАН, автор более 60 научных работ. Живет в Санкт-Петербурге.

На Донбассе нет «нескольких дней» в обычном понимании, там время течет по-иному. Эти несколько дней ощущений и рассказов людей о бомбежках, смерти, окопах, новом мире, протянулись и захватили все осознание. Когда вернулся, поймал себя на мысли, что тянет обратно. На этот странный ритм легко подсесть как на наркотик — не сможешь жить и действовать без поездок на Донбасс. Попробую раскрыть этот момент.

Коменданты мистической Новороссии

Перед поездкой сопровождавшие нас ополченцы посоветовали выбросить из головы все, что я слышал о Донбассе: «Вот съездишь — и составишь свое представление, а телевизору и интернету верить не стоит». Но представление у меня-таки было, и оно складывалось не из внешних источников, а из сна 2014-го года. В этом сне мы поехали на машине в незнакомом направлении и попали на территорию, которая на карте была отмечена как Новороссия. Там был вокзал, рельсы, люди. Я вышел из машины и начал наблюдать за происходящим. Появились пять человек очень впечатляющей внешности, их глаза просверливали пространство точно, жестко, на них была темная широкая одежда, балахоны, черные покрывала. Они прошлись по вокзалу, внимательно вглядываясь в людей. Они были скорее церковные, чем лесные, но несколько неправильно церковные, показалось, что они контролируют кусочек мистической сферы, являются, видимо, комендантами мистической Новороссии. Прошло два с лишним года, я стоял в ночи около Харцызска и рассказывал этот сон ополченцам. Мы ехали в Луганск, на похожей машине, с похожими ощущениями. Ожидания совпали с реальностью.

Переживание альтернативного настоящего

Вечером перед поездкой я узнал о смерти друга юности, которому по жизни много чем обязан. Это был удивительный человек, знаток восточных языков, проживший в Восточной Азии лет пятнадцать. А умер он от медицинской ошибки, во время довольно стандартной операции врач случайно перерезал аорту, и он умер от потери крови. Поехал я в состоянии тяжести, а по приезде в Москву оказалось, что человек, который собирался везти на машине в Донецк, заболел. Ничего не осталось, как взять билет на самолет до Ростова. Из Ростова до Донецка на такси. Поселился в доме с ополченцами, с которыми заранее договорился о поездке, на окраине Донецка. А дальше погрузился в их рассказы, ощущения, звуки Донбасса.

Общение с ополченцами произвело сильное впечатление. Более того, произошло переживание альтернативного настоящего. Они сказали, что по человеку видят, что было бы с ним в бою. И сказали, что меня бы убило в бою, в грудь, что я попер бы вперед. Это прочувствовалось в то мгновение, показалось, что я стал одним из них, только малоразумным и дерзким, идущим вперед, убитым.

Изнанка мира

Иловайск-Макеевка-Донецк-Торез-Красный Луч-Луганск — везде холодный пронзающий ветер и пульсация немыслимой силы — как же мне плохо, как же мне хорошо. Как такое может присниться? Старший сын обнимает, плачет, не хочет отпускать на войну. Но ведь там не война, все будет хорошо, я еду делать добро людям, а не воевать. А там война и невойна, там расслоено пространство, не знаешь, куда впишешься — в какой слой, там иное отношение к карте, надо перемещаться по территории так, чтобы не попасть под обстрелы. Школьники Донецка узнают меня, подходят, делают селфи. Там разные вариации настоящего — их можно просматривать. Черные птицы, смотрящие на туман, холодная тишина, вздрагивание в ночи — обстреливают окраину? нет? позавчера в это время уже обстреливали. Рассказы местных об аде — мы сидим и плачем все вместе. Можно вскинуть руки и пространство сольется с внутренностью — придется плакать уже от счастья. Слои в себя впустили и показали изнанку мира.

Идти на зов невидимой матери

И все-таки здесь идет война, настоящая война. Эти дни я провел с людьми, которые бросили все и поехали на войну, защищать мир, в который они верят. Они рассказывали о смерти боевых товарищей в леденящих деталях, о боевых действиях. Никакого упоения или наслаждения от рассказов о насилии я не услышал. Более того, никакой ненависти к противнику. Есть жесткие условия — надо победить в войне, иначе тебя уничтожат. В рамках этих условий эта тема и раскрывалась.

В 90-е мы смотрели на мир вокруг, понимали, что происходит много ужасного, но любая альтернатива в плане действия приводила не в лучший план — в мир криминала. Мы замыкались в своих подвалах, в своих подворотнях, сектах, и создавали миф, в котором есть иное действие, светлое, в котором существуют смелые воины, не боящиеся отдать жизнь за новый мир. Ты поверишь, если скажу, что в ополченцах я увидел определенную реализацию того мифа? Увидел светлых людей, готовых умереть за идею и веру.

Прекрасно представляю, какой ужас перед ними должны испытывать, скажем, представители прозападной интеллигенции. Создается культура бережливого прозябания, мирного протеста, социальных сетей, виртуальной реальности, а тут тысячи людей, вопреки всему, едут на войну — добровольно, не за деньги, каждый за свою идею. Коммунисты, монархисты, националисты, анархисты — в 2014-м году их словно позвала невидимая Мать, они бросили все и поехали к ней на встречу, а многие из них — на последнюю встречу в их жизни. Они поехали не из-за какой-то пропаганды, не по чьему-то указанию, а следуя своей сущности. Поехали, погибли или покалечились — это не вписывается в ритм бессмысленного хохота и комфорта или в ценности стерильного мира.

Ополченец, который погиб в одном из боев, ходил по передовой и спрашивал бойцов об их ощущениях, кем они себя воспринимают, в смысле: белыми офицерами, сражающимися за царя, красноармейцами, строящими новый мир или советскими солдатами, противостоящими немецким войскам. И оказывалось, что ощущения и примерные самоидентификации сильно различаются. Это пространство соткано из разных представлений о войне и мире.

По другую сторону баррикад

Действие по другую сторону также склеивается из разных представлений. Хватает и прозападников, и националистов. Те же правосеки имеют помимо жесткой националистической идеологии вполне левую окраску, ненавидят власть капитала, Запад для них — такой же враг. Но есть момент, который серьезно разделяет эти две стороны — это СССР, советская история, эстетика. В непрерывном потоке лжи, исходящем из уст нынешней украинской власти, недавно прозвучало нечто правдоподобное: «Украина воюет, чтобы похоронить Советский Союз в головах людей». Стерилизация, страх, стерилизация, страх. По эту сторону тоже хватает ненавистников СССР, те же неонационалисты, белые имперцы, но вот по ту сторону точно уж мало коммунистов и советских патриотов. СССР — это пространство, в котором граница между Россией, Украиной, Белоруссией, Прибалтикой, существует лишь на карте, и то жидким штрихом. СССР — это пространство, в котором невозможна данная война.

«Метафизика — это левое, диалектика — правое». Это мне сказал ополченец. Показалось, что он мыслит Новороссию как очень широкое метафизическое явление, происходящее повсюду, а Донбасс — как передовую Новороссии, как сопротивление гигантской паранойе, идущей из стерильного полюса.

Потоки холодного солнца

Должен признаться, что не очень понимаю степь как стихию. ДНР мне показалась живым многослойным подвижным миром, богатым на разные отношения, с постоянно сменяющимися слоями радости, печали, угара. Когда мы въехали в ЛНР, я оказался в своем глубинном детстве, мне стало очень хорошо. Будто лег на руки к матери, закрыл глаза.

Вскрыло меня на границе ДНР и ЛНР, около Красного Луча, все отметили, что у меня изменилось лицо в плане строения, выделенности глаз и щек; и сейчас трудно отделить субъективное от объективного, там произошла встреча с Солнцем. Показалось, что сейчас у людей отвалятся носы и откроется запретное зрение. Как же повезло, что мы оказались там не в хорошей погоде, а в суровом леденящем ветре, за секунды просверливающим насквозь все тело. Опять же. Там нет дремучего ужаса, там нет страха вообще, ополченцы рассказывали, как проносятся пули над головой — будто хлопаются двери в гигантском опустелом замке, лишенном каких-либо призраков. Там не задерживаются умершие, их сразу уносит светом куда полагается, там нет «присутствия» на могилах, там струящиеся потоки холодного солнца. Там можно очиститься в мгновение, словно встать под ледяной душ, проходящий через нутро.

Местные сравнивают Донецк с Москвой, а Луганск с Питером. В плане денег — да. Но Питер — очень темное пространство в разных отношениях. Полгода ночь фактически, ночь, дождь, депра и потекший в голове арт. В Питере хорошо двигаться по альтернативе, болеть, Питер — болотистая и женская тема, Питер очень шактичен, в Питере можно выхватить альтернативную психически нездоровую силу и на ней выстроить движение. В Москве с такими темами уволят, лишат денег и статусности. Если Луганск — это Питер, то все темы в нем должны начинаться с закатом, весь контрдвиж, мистическое рассыпание и растекание. Возможно, это была ошибка — не остаться в Красном Луче на ночь, говорят, там много ведьм, правда, неясно, как они могут варить свои корешки, там же нет дремучести, там если что, горизонтальный столп света фигачит насквозь, даже в подвале не спрятаться — мистический обстрел всего сущего. «Здесь много ведьм» могло прозвучать по-иному без Солнца. Мне трудно это осознать, как и трудно осознать степь как основную стихию, лишенную болотистости. Что случается в степи, когда заходит Солнце. Кажется, я что-то не то начал рассказывать…

Дорога Донецк-Луганск заняла пять часов! Иное отношение к карте, реально. Ошибки в дороге могут привести под обстрел или в плен. В Луганске нас тепло встретили, усадили за большой стол, покормили, рассказали о жизни, о том, как переправляются на лодках в закрытые места, об ужасах войны. Я еще не отошел от дорожной помятости и выступил там не очень, слабее, чем в Донецке.

А вот места от границы ЛНР, Каменск, там где Шахты, показались тревожными и не по-доброму смотрящими, хотя здоровыми. Там хорошо беглым арестантам, там огороды, кустарники и багровая тьма. Пространство не очищено светом, в отличии от дорог ЛНР, там прячется что-то по-нехорошему опасное. Вся метафизика свернута в себя как скатерть с запретного стола. Когда попали туда, не возникло ощущения «ну вот, теперь мы дома», наоборот, дома мы были в ЛНР, а теперь попали в опасный перевалочный пункт, соединяющий дом с другим домом.

Люди живут любовью

Чем живут люди ДНР и ЛНР? Как и везде — любовью. Водят детей в детские сады, влюбленные обнимают друг друга на остановках, ждут тепла и мира.

По ощущениям, Донбасс — многослойная реальность. Жители центра Донецка и окраин Донецка по-разному воспринимают войну. В центре Донецка работают супермаркеты, рестораны, клубы, а окраина обстреливается чуть ли не каждую ночь. Довелось услышать о том, что некоторые жители окраин даже сейчас возвращаются с работы домой ползком, а некоторые уже настолько устали бегать в подвал во время обстрелов, что уже думают «будет что будет, убьют так убьют». Что говорить про разбомбленный Луганск и окраины. Участники разных стадий военных действий тоже принадлежат разным слоям. Что я услышал четко от ополченцев, так это деление ими людей на тех, кто был непосредственно внутри войны и тех, кто остался снаружи. Правда, они рассказывали также о тех, кто проходил по касательной — вроде бы участвовал в боевых действиях, но как-то по краю, без прямого действия. Также они рассказывали о людях символов и людях знаков, о стихиях различной пассионарности.

Мне не показалось, что ополченцы, с которыми довелось пообщаться, нуждаются в идеологических авторитетах. Они выражали восхищение определенными людьми, но это были, как правило, их боевые товарищи. Они смотрят на действие через призму непосредственного боя, для них авторитет — это тот, кто понимает военное дело здесь и сейчас, знает, куда идти, где останавливаться, к чему прислушиваться. Показалось, что они смотрят на политиков, арт-деятелей, связанных с Донбассом, как на людей иного слоя, людей «не совсем в теме». Смешно подумать, как они меня восприняли — такого заезжего касатика, толкающего мутные телеги о мистическом коммунизме и структуре всего.

Война не прекращалась, она лишь вошла в менее активную фазу, в любой момент может произойти новая вспышка. К минским соглашениям разное отношение. Вообще, впечатляет разнообразие мнений людей Донбасса. Кажется, что они связаны не идеологией и не оценками, а чем-то более глубоким. Ополченец мне сказал, что будущее — это то, что мы построим, а не то, что нам навяжут.

Выстроить связь

Вообще, я счастлив, что съездил на Донбасс, выступил перед школьниками, пообщался с людьми. Выступления были предельно аполитичными, речь шла о том, что именно они — дети Донбасса, спустя годы будут задавать климат региона, поэтому им важно подцепить понимание современной культуры и науки, пусть приезжают в Москву, Питер, пусть пытаются сдать экзамены, учиться. Каждый, кому это удастся, выстроит связь, нить внутри нашего пространства, которая даст новую силу для решения конфликта. Как еще мы, люди культуры и науки, можем сейчас помочь? Да прямо: поехать туда, выступить с лекциями, спектаклями, концертами, рассказать о своем понимании происходящего, услышать истории людей, живущих внутри войны. Это пронзает, встряхивает всю внутренность, отделяет серьезное от несерьезного.

2016

oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/mistich...

@темы: Роман Михайлов, Новороссия, Донбасс в огне

ОЭ + философия социального

главная