После философских работ Декарта стало популярным представление о том, что животные не чувствуют страданий и удовольствий, представляют собой своеобразные органические машины. Декатр утверж дал необходимость разума для самосознания, для того, чтобы быть субъектом ощущений. У животных очевидно разума нет, следовательно, и ощущений они не воспринимают, реагируют механически, как прибор, механизм.
Апогей этого мировоззрения - книга Ламетри "Человек-машина", написанная уже в XVIII веке. С этой точкой зрения боролся наш добрый Жан-Жак Руссо, утверждавший некий пусть не суверенитет, так хоть автономию эмоциональной сферы в человеке и любом живом существе.

Я сегодня узнала, что это странное учение о бесчувственности животных имело теологические основания (как же без этого). Лейбниц в "Теодицее" пишет:
"Многие картезианцы именно на основании ложного довода относительно страданий животных старались доказать, будто они суть только машины, quoniam sub Deo justo nemo innocens miser est , поскольку невозможно, чтобы невинный был несчастным у такого правителя, как Бог." (часть 3, глава 250, стр. 301-302 filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000543...)

Логика этого рассуждения такова: животные страдают физически, хотя и не грешил ни в каком смысле - не нарушали моральных заповедей и не причастны первородному греху, поскольку не являются потомками Адама;
следовательно, животные страдают безвинно, то есть Бог либо несправедлив, либо зол, раз это допускает. Чтобы сохранить справедливость и благость Божию, картезианцы предпочитают постулировать бесчувственность животных.

Вот так благочестиво.

@темы: Лейбниц, Декарт, философия