• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: шпенглер (список заголовков)
16:23 

Аккультурация и псевдоморфоза

Дугин замечает, что "добровольное или навязанное согласие с этой [западной, трёхступенчатой, Премодерн-Модерн-Постмодерн] исторической топикой накладывается подчас на качественно иную автохтонную социальную матрицу, что порождает общества "гибридного" типа" (с. 139). Однако если указанная модель адекватно отражает только западные реалии, она накладывается на чуждую автохтонную модель не подчас, а всегда, и так называемое общество гибридного типа - это норма, а не исключение.

Далее автор замечает, что "...искажение в процессе аккультурации привносимых извне социальных парадигм выводит нас на вопрос, а что представляют собой эти незападные общества до аккультурации и каковы их собственные социальные парадигмы?" (с. 140). По-моему, здесь следует сместить акценты, сменив и направление исследования: главный интерес в этой базовой ситуации представляют не искажения западных социальных теорий и практик, а как раз незападные общества, и метаморфозы западных эпистемологических конструкций интересны как индикатор идущих там процессов, которые иначе не видны (для людей, получивших западное образование, как мы все). Состояние незападного общества, которое подвергается вестернизации (аккультурации, модернизации), Дугин называет археомодерном (а Шпенглер - псевдоморфозой).

Псевдоморфоза означает ложное изменение. Тем самым подразумевается, что есть истинные формы - в западной культуре, в культуре-доноре, и ложные формы в культуре, которая заимствует некий инокультурный элемент. Однако правомерно ли такое различение? Формы есть и там, и там - они существуют реально, в каком же смысле одна форма ложна, а другая нет? В единственном смысле - они не совпадают, но это несовпадение и является предметом нашего интереса.

Вспомним пример Шпенглера, которым он иллюстрирует понятие псевдоморфозы - преобразования Петра. Пётр заимствовал некоторые западные технологии, а в результате их применения получилась не западная демократия и не западное королевство, а империя византийского типа. Почему же мощный флот у торгашей-голландцев - истинная форма, а мощный флот у Российской империи - ложная? Для нас так совсем наоборот: мы спасаем форму, помещая её в наш социальный контекст, и тут она становится истинной.

Археомодерн - название уже распространённое, но его тоже нельзя считать удачным. Элементы разных культур классифицируются в этом случае как старые и новые, а это слишком поверхностная классификация, не по существу. Я за культурное взаимодействие и его результаты - нейтрально, не отвлекает коннотациями, даёт простор для работы.

@темы: Дугин, Петр Первый, Шпенглер, аккультурация, философия

16:30 

Календарь Диоскуров

Автор schwalbeman

Я читаю детям греческие мифы в интерпретации Н. А. Куна. Потому что он не просто целомудренный (все они, гнедичи кривые - крайне целомудренные преложители слепого Г. Симпсона), но потому что целомудренность Куна выглядит естественнее прочих и не вызывает никаких вопросов у невинных младенцев. «Прекрасный, равный самим богам-олимпийцам своей красотой, юный сын царя Спарты, Гиацинт, был другом бога стреловержца Аполлона»... «Все жители любили этого оленя, но больше всех любил его юный сын царя Кеоса, Кипарис, любимый друг стреловержца Аполлона»... «Женой царя Спарты Тиндарея была прекрасная Леда... Стала женой Зевса Леда, и было у нее от него двое детей: прекрасная, как богиня, дочь Елена и сын, великий герой Полидевк. От Тиндарея у Леды было тоже двое детей: дочь Клитемнестра и сын Кастор.» Вот ради таких обтекаемых формулировок...

Должен сказать, что в детстве, читая эту книгу, я совершенно все понимал. Потом, в юности был Гаспаров, стало чуточку непонятнее (хотя тогда же прояснилось, отчего вдруг олимпийские божества водили из людей дружбу исключительно с юными красавцами). И вот сейчас я, по недостатку целомудрия и немощи памяти будучи неспособен к пересказу, читаю Куна уже собственным детям - и не понимаю почти ничего. Не хватает филологического бэкграунда, не хватает языка, не хватает понимания античной политэкономии (точнее сказать, мешает ложное ощущение понимания), путаюсь в архетипах, в деталях общественного устройства разных полисов в разные времена и т.д. Из галопирующего по европам пересказа Овидия и Гесиода книжка Куна сделалась сборником коанов. Причем если раньше была надежда, что обращение к первоисточникам исправит ситуацию, то теперь на могиле этой надежды уже выросли крупные кипарисы и гиацинты: обращался, там всё ещё хуже.

Так вот, возвращаясь к сыновьям жены двух мужей (одного мужа и одной птицы) Леды.

Вернулся Полидевк туда, где лежал смертельно раненный Кастор. Горько плакал он, видя, что смерть разлучает его с братом. Взмолился тогда Полидевк к отцу своему Зевсу к просил дать и ему умереть вместе с братом. Явился громовержец своему сыну и дал ему на выбор: или жить вечно юным в сонме светлых богов на Олимпе, или же жить вместе с братом один день в мрачном царстве Аида, другой на светлом Олимпе. Не захотел Полидевк расстаться с братом и выбрал общую с ним долю. С тех пор братья один день блуждают по мрачным полям царства теней умерших, а другой день живут вместе с богами во дворце эгидодержавного Зевса. Чтут греки братьев Диоскуров, как богов. Они защитники людей во всех опасностях, они защищают их во время пути как на чужбине, так и на родине.


Задумался о том, как поклонялись бы Диоскурам, если бы им выпало стать предметом какого-нибудь авраамического культа. Например, какой-нибудь гипотетической исламской ереси (Борхес любил изобретать исламские ереси, и нам, поди, тоже велел). Ведь бессмысленно молиться братьям в тот день, когда они тянут лямку в Аиде, верно? Следовательно, нужно точно знать дату успения Кастора... или Полидевка? правильнее Полидевка... и отсчитывать нечетные дни. Поскольку Диоскуры защищают от опасностей, все сражения и прочие рискованные предприятия назначали бы на соответствующие даты... Спорили бы до хрипоты о правильности расчетов, поправке на високосность и пр.

Все же греки наивные были ребята, ничего не понимали в подлинной религиозности, хе-хе. И календарей не любили, прав старик Шпенглер. Даже опасность попасть в просак с молитвой не могла их заставить зачеркивать палочки на стенах.

@темы: Шпенглер, Диоскуры

11:44 

О прафеномене, опять

В ходе длинной дискуссии о сущности русской культуры некоторые согласились с тем, что в православии утверждается равный онтологический статус всех людей, но

olnigami Это всё хорошо и правильно, только вот какая проблема: сколько людей обо всём этом знали? Православие для простого народа было набором ритуалов и непонятных молитв, а хоть сколь нибудь адекватным представлением о тонкостях вероучения обладали только немногие священники и монахи.


Это замечание нередко возникает в разных формах, так что надо на него ответить. Ответить на него можно с помощью Шпенглера. Некоторые общие замечания высказаны здесь. Добавлю, что прафеномен некоторой культуры не только описывается интеллектуалами этой культуры в философских трактатах, он проявляется в устройстве жизни на всех уровнях. Семья, литература, армия, похоронный обряд, государственное устройство, архитектура, вышивка, ремесла, экономика - буквально каждая сфера жизнедеятельности народа определяется прафеноменом данной культуры. О других народах мы узнаем не только из написанных ими текстов, но и из созданных ими вещей и типов отношений внутри общества. Приведенное же мнение сводится к тому, что сущность культуры можно только понять из написанного текста, и никак иначе стать человеком этой культуры нельзя. А это неверно. Вся жизнь и воспитание среди людей своего народа делает человека принадлежащим к этому народу даже если он не умеет читать. Сложную философию Платона могли понять немногие из греков, но все они, даже неграмотные, были людьми античной культуры.

@темы: Россия, Шпенглер

12:36 

Символ преодоления

Автор schwalbeman

Продолжение вот этой заметки.

Вот все говорят – постхристианское общество. А в чем его постхристианскость? Учитывая, что, как утверждают многие авторы, от них же первый есть О. Шпенглер, ближайшим аналогом современного мира является скорее поздняя античность, чем, к примеру, христианнейшие Средние века[1]?

Сущность постхристианства заключается в том, что христианство загоняется современностью в коллективное бессознательное, которое, как известно, говорит на языке символов и аллегорий.

В отдельно взятом человеке бессознательное проявляет себя в сновидениях, т.е. в состоянии, когда рефлексирующая часть личности отдыхает от трудов и ничего не контролирует. Интеллект при этом не отключается, ибо известно, что ум и мудрость суть вещи разные. Во сне и таблицу Менделеева придумать можно. А понять, к чему банан в руке – не всегда. Тоже и с отделом "чердака", отвечающим за построение ассоциативных цепочек. Этот отдел никогда, похоже, не спит – а проконтролировать во сне его деятельность некому. Так что результат у деятельности может быть разный. Может получиться Периодическая система, а может – фрейдистское сновидение.

Поэтому, когда в обществе наступает период, схожий со сном и характеризующийся упадком рефлексии и самоконтроля, общество тоже начинает проявлять себя аллегорически. Это не массовое помешательство. Это не глупость. Это даже не всемирный заговор (как ни печально мне, старому конспирологу, это признавать). Просто общество временно изъясняется загадками, ибо цепочки ассоциаций порождаются с прежней эффективностью, и верифицирующие механизмы никак не сдерживают эту активность[2]. Впрочем, и в бодром состоянии вытесненные драмы проявляют себя, пусть не так ярко, при помощи символов.

Применительно к нашему постхристианскому бытию это выражается, например, в том, что большинство претенциозных проектов современности несло в своей эмблематике мотивы креста. Касательно символизма собственно креста я напомню азы: крест состоит из двух перекладин, одна соединяет Небо и Землю, мирское и сакральное, а вторая их друг от друга отделяет. Своего рода символ затрудненного восхождения к вечным идеалам. Тут Платон. С другой стороны, в кресте одна перекладина перечеркивает другую (причем неизвестно, какая какую). И именно это взаимное перечеркивание даёт крест. Тут Гегель[3]. Проникнуться христианским отношением к космосу без Платона и без Гегеля невозможно (впрочем, и тот и другой в необходимых концентрациях присутствуют, где надо). Соответственно, если выкинуть из христианского мировоззрения гегелевскую составляющую, и оставить платоническую – то получится гностицизм. А если наоборот – то получится католицизм под управлением Борджиа (не путать с католицизмом вообще).
читать дальше

@темы: Европа, Шпенглер, модерн, символы

10:21 

Восторг британского мещанства

Автор schwalbeman

Есть у Чуковского критическое эссе «Нат Пинкертон и современная литература». В целом, текст в копилку «Заката Европы», даром что написан на десять лет раньше, в 1908. Корней Иванович жалуется на деградацию... гм... всего. Старые жанры и формы сохраняют еще по инерции верность каким-то приличиям, а новомодное искусство синематографа, не заставшее славных времен, уже и родилось вульгарным и отвратительно пошлым. Стоит почитать этот текст; он иллюстрирует, насколько общими, распыленными в атмосфере были идеи, ныне прочно монополизированные сконденсировавшим их Шпенглером. Во всяком случае, именно таково, без сомнения, противопоставление культуры и цивилизации.

Но я, собственно, не об Untergang'ах, у меня другие интересы. Одним из которых является тема взаимоотношений рациональности и культуры. Я на эту тему уже неоднократно отписывался; вот теперь и еще одно лыко в ту же строку. Чуковский пишет, в том числе, о том, как Шерлока Холмса, сыщика-аристократа, почти донкихота от уголовного сыска сменяет неандерталец Нат Пинкертон (нынешнему читателю, впрочем, почти неизвестный), ищейка с логическими способностями олигофрена. Буш с ним, с Пинкертоном, тем более, что он действительно оказался тупиковой ветвью, а вот пассаж о Холмсе нужно цитировать, и цитировать полностью:
читать дальше
Что смущает при виде этого потока насмешек? Наверное, то, что мы, живущие через сто лет после эссе Чуковского, уже совершенно не настроены воспринимать силлогизмы Холмса милыми в своей хромоте. То есть мы, в целом, понимаем, что доказать что-либо на практике при помощи таких построений невозможно, но чувство благоговения перед талантом британского сыщика вытеснило в нас весь здоровый скепсис... Все экранизации холмсианы направлены именно на увековечение этого благоговения: из них вычищено все, что могло бы скомпрометировать Холмса в наших глазах, а рациональность его построений выпячена еще сильнее. Сто лет назад Холмс был смешон. Сейчас над ним не смеются: это супермэн без страха и упрека. Британское мещанство победило насмешку К. И. Чуковского, оставив последней в удел безнадежную партизанскую войну на территории пьяных анекдотов. «Элементарно, Ватсон». Но ведь это андеграунд. Публичная, принятая в обществе, культура совершенно по-британски «выражает свой восторг» перед тем, что раньше считалось подлинным умом лишь на нескольких болотистых островах, а теперь заменило все прочие формы умствования для всего мира. В 1908 году неуклюжая логика Холмса, творец которого всегда имел возможность заглянуть в конец задачника, была всего лишь проявлением забавной экзотической культурной традиции. Она была этнической, как матрешка, как баварская сосиска. В 2008 году это уже норма, не только единая для всего прогрессивного человечества, но и вообще абсолютная.
читать дальше

@темы: мысли друзей, Шпенглер, Шерлок Холмс, Свасьян

18:13 

Что от чего зависит

Шпенглер, "Закат Европы"
elenakosilova.narod.ru/studia3/spengler_1.htm

Будем без обиняков говорить о материалистическом и идеологическом способах видения античности. В первом случае объявляют, что опускание одной чаши весов имеет своей причиной подъем другой. Доказывают, что так оно и есть без исключений,— доказательство, что и говорить, разительное. Мы имеем, таким образом, причины и следствия, причем — и это разумеется само собою — социальные и сексуальные, на худой конец и чисто политические факты представляют собою причины, а религиозные, духовные и художественные—следствия (насколько вообще материалисту свойственно говорить о последних как фактах). Идеологи, напротив, доказывают, что подъем одной чаши следует за опусканием другой, и доказывают они это с такой же точностью. Они погружаются в культы, мистерии, обычаи, в тайны стиха и линии и едва ли удостоивают хоть одного косого взгляда мещанскую повседневность, это мучительное следствие земного несовершенства. Обе стороны, отталкиваясь от каузального ряда, доказывают, что противники явно не видят или не желают видеть истинной взаимосвязи вещей, и кончают тем, что шельмуют друг друга как слепых, поверхностных, глупых, абсурдных или фривольных, забавных хрычей или плоских филистеров. Идеолог приходит в ужас, когда кто-либо принимает всерьез финансовую проблему у эллинов и, скажем, вместо глубокомысленных изречений дельфийского оракула выбирает темой разговора денежные операции широкого охвата, которые производили жрецы оракула с депонированными у них богатствами. Политик же мудро усмехается над тем, кто расточает свое вдохновение на сакральные формулы и облачение аттических эфебов, вместо того чтобы писать книгу об античной классовой борьбе, нашпигованную множеством современных модных словечек.

@темы: Европа, Шпенглер, история

ОЭ + философия социального

главная