Записи с темой: язычество (список заголовков)
13:22 

Конец язычества

Тоже из Лосева. Как контраст к возрожденческой идее о сияющей и прекрасной языческой Греции.

§2. Заключение ко всему Порфирию
Наконец, и вся эта наставительная сущность "Письма" тоже производит, скорее, впечатление какой-то безвыходности и бессилия выйти из жизненного тупика. Эта его больная и бедная жена с семью детьми, эта его проповедь воздержания от брачных отношений, эти его постоянные и настойчивые ссылки на умозрение – все это производит сейчас 118на нас какое-то, мы бы сказали, слабое, трогательное, но прежде всего беспомощное впечатление. И мы позволили бы себе так формулировать эту интимную сторону философии и философской эстетики Порфирия: деться некуда. К этому выводу приводит, собственно говоря, изучение и всех других произведений Порфирия, небывало разнообразных по тематике, небывало противоречивых по выводам, не очень решительно базирующихся на триипостасной диалектике Плотина и мечущихся от философского умозрения к магической демонологии и обратно, от язычества к христианству, а потом к запальчивой и разрушительной критике этого же самого христианства, хотя тут же он выставляет на первый план проблему спасения души.

Деться некуда – вот последнее слово Порфирия. Эта трагическая эстетика Порфирия была у него, конечно, результатом переживания всемирно-исторических катастроф его времени. Однако сомнительно, чтобы все эти переживания достигли у него степени самосознания. Это вывод современного исследователя. Для Порфирия же достаточно будет и беспомощного, безвыходного впечатления от жизненных катастроф его времени.

psylib.org.ua/books/lose007/txt14.htm

@темы: Лосев, язычество, неоплатонизм, Порфирий

16:28 

Имармений

Эймармене (необходимость) занимает важное место в философии стоиков, для которых мироздание устроено разумно. Соответственно, человек как часть мироздания должен жить согласно природе мира, то есть разумно. Включение любого события человеческой жизни в закономерный ряд необходимых причин и следствий должно снимать эмоциональную реакцию, даже самую острую, показывая человеку его место в гармонично устроенном мироздании. Следуя стоической этике, человек как существо разумное находит в собственном мышлении и правильном понимании опору для противостояния тем явлениям общественной и личной жизни, которые он считает злом. Стоическая необходимость была известна и на Руси.

Христианские книжники узнали концепцию необходимости из полемических греческих сочинений, направленных против язычников. Для русского книжника необходимость, имармений, окрашена однозначно отрицательно, потому что подразумевает, что у человека нет свободы воли, что Господь подчинен необходимости и прочие ужасные вещи. Отождествление эллинского язычества и собственного, славянского язычества - общее место древнерусской литературы. Таким образом, имармений становится Родом, планеты - Рожаницами, и отвергаются все вместе:


ninaofterdingen.livejournal.com/722789.html

@темы: язычество, христианство, имармений, Петрухин

00:04 

О реальности язычества

Раз в теме о соционике уже помянули Юнга, хочу обратить внимание на его работу "Вотан". Замечательная вещь, единственная у него, к которой я могу относиться серьёзно. Она недлинная, всячески рекомендую. Если пересказывать своими словами и с нашей терминологией, суть ее в том, что при Гитлере в Германию вернулся Вотан. Века христианства были забыты, и коллективная личность немецкий народ стала Вотаном, древним Одином во всей его силе.

Это к замечанию, которое мне делали, что языческие боги конечно же не существуют в виде антропоморфных существ, это на самом деле какие-то стоящие за именем реальные силы, формирующие сознание народа и проявляющие себя в мире и природе. Так вот, я с этим никогда не стала бы спорить. Вотан-Один это не мужик в рогатом шлеме с бородой, а кто это на самом деле, мы видели в 1941-45-м.

Все эти нынешние заигрывания с язычеством вовсе не так безобидны.

@темы: Юнг, коллективные личности, Вотан, язычество

16:45 

Африканский теологический паттерн

Автор schwalbeman, 2009

Насколько я представляю себе фольклор и мифотворчество коренных жителей Африки (а представляю я его себе не только со слов европейцев типа Фрейзера и Элиаде, но и благодаря прекрасным текстам А. Тутуолы, которые я рекомендую всем, кроме Нины фон О.), негры должны находится в очень интересной мировоззренческой ситуации. Дело в том, что боги, божки и колдовские существа афроафриканцев по непостижимости, могуществу и одновременно подверженности общим законам рождения и смерти очень напоминают белых людей. Безумная техника белых, их ирреальные жилища, их странная еда, их непостижимые взаимоотношения, их взаимодействие с аборигенами (то доброжелательное, то гротескно жестокое) – судя по негритянскому фольклору, ко всему этому негры должны быть морально вполне готовы, ибо все это уже есть в их мифах, которые если и нуждаются в адаптации, то только самую капельку.

Нам, русским (и примкнувшим к ним русскоязычным), трудно это понять. Мы воленс-неволенс пропускаем ситуацию негр-белый через собственный исторический опыт, опыт оккупации равными нам по развитию народами (курка-млеко-яйки-секир-башка). Нас никогда не оккупировали боги.
читать дальше

@темы: Африка, язычество

23:49 

Деревня у Оэ. Структура социального пространства и место в пространстве мифического

В этой идеальной деревне есть анклав чужаков. Поначалу их было даже два - корейский посёлок и такадзёсцы, потомки коренных жителей долины. Сразу два мини-сообщества, принадлежность к которым вычеркивает из списка людей. В "Играх современников" автор видимо решил не распыляться, к тому же корейский посёлок указывал бы на реальную Корею, размыкал бы пространство, так что остались только так называемые "потомки больших обезьян", отгеноциденные жителями деревни, парии, соответствующие такадзёсцам из "Опоздавшей молодёжи". Если в первом романе герой пытается наладить контакт с изгоями и более того, именно они оказываются самыми человечными из всех жителей долины (такадзёсцы единственные кто сопротивляется оккупантам, когда остальные кричат "ура" (точнее, "хелло"), а кореец Кан - лучший и неизменный друг рассказчика), то в последнем романе этих мотивов нет совершенно. Итак, в архетипической деревне изгои присутствуют, менять их статус никто не собирается.

Деревня (она же государство, она же космос) часто описывается следующими метафорами: загробный мир, могила, земля мертвых, ад. Ад чаще всего. Ад ассоциируется с радостью и весельем, упоминается об эротизме ада (в этих двух романах и в "Футболе 1860" - сквозной мотив). Целый космос, модель мироздания, образец идейного костяка целого народа помещается в ад! Будь он сто раз эротичен, туда совсем не хочется. Как надо видеть мир, чтобы это сделать? Меня это мировосприятие изматывает эмоционально гораздо сильнее, чем я могу здесь описать.

Похоже, в этот всеобъемлющий деревенский идеал входит инцест ("Футбол 1860", "Игры современников").

Это так, набросок к серьёзной рецензии, но писать её у меня уже нет сил и не скоро захочется. Кто умеет лучше, пусть сделает больше.

(с)

@темы: Оэ, Япония, язычество

11:45 

Деревня-государство-микрокосм

Это основная тема романа Оэ "Игры современников". Я считаю этот роман лучшим у Оэ и одним из лучших, что мне приходилось читать, хотя идейное содержание этого романа мне полностью чуждо. Это сделанное на качественно иной ступени то, что я когда-то описывала здесь:
читать дальше
(с)

@темы: язычество, номинализм, Япония, Оэ

15:52 

И швец, и жнец

Автор schwalbeman

За излишне желчный недоконспирологический анализ произведения группы «Стикс» (в каковом произведении была отчетливо опознана ария хтонического полубога), мои регулярные читатели изругали меня снобом и мизантропом. Видимо, поделом. Есть, однако, люди, которым все не впрок, и я вхожу в их число. Ничего не могу с собой поделать, продолжаю вслушиваться в слова дурацких песен.

На сей раз это стряслось со мной в машине очаровательной коллеги по работе: пела Барбара Стрейзанд. Многого я, по счастию, не разобрал, но словосочетание «my Lord and Master» повторялось в песне много раз и вызвало некоторые непрошенные ассоциации. В русском языке слово «мастер» имеет настолько более приниженный смысл по сравнению с английским «master», что последнее можно считать почти что ложным другом переводчика. Я попытался представить себе адресата пламенных воззваний Стрейзанд. Она молится на него, абсолютно ему доверяет, поверяет ему все движения своего чуткого женского сердца... Она повинуется ему. Потом у нее начинает подтекать кран в ванной, и она вызывает его (Его?). Он приходит, усатый, в спецовке. Чинит ей водопровод, принимает подношение чекушкой... Лорд и мастер в одном лице... Вы заметили, что люди, по роду деятельности имеющие дело с водой, всегда стараются пить что-нибудь другое, покрепче. Вот на Оредеже, в среднем течении, была когда-то плотина с электростанцией. Потом электростанция пришла в упадок, а плотина осталась. При ней жил старенький речной божок, родич чухонскому водяному с труднопроизносимым имячком, каких тьма-тьмущая на здешних речках, особенно севернее, на Карельском. Божка знали все в округе, и стар, и млад, и даже турье поганое. Относились с симпатией, уважали, благо характера божество было ровного, не без благодушия. Ну и тащили ему всякие подношения, главным образом, первачом, ну и закусить там. Культ процветал.

Да, а звали бога Иван Яковлевич, и был он человеком. В этом нет ничего удивительного. Бывают боги звероподобные, бывают незримые, а бывают такие вот, со щетиной, с советским паспортом. Язычество многообразно, это ведь не религия даже, а очень общая форма мировоззрения: система взглядов, сводящаяся, в двух словах, к тому, что мир сносен, приемлем, и со всеми можно договориться, ежели знать подход. В этом смысле, неоязычники могут доставить в будущем немало проблем: их гештальт слишком много имеет общего с административно-командным строем, из которого мы все вышли. Монотеизм утверждается в человеческой душе одновременно с мыслью о том, что в мире что-то всерьез не в порядке, и одно лишь знание подходов не решит всех проблем.
читать дальше

@темы: язычество, мысли друзей

11:30 

Хорхе Луис Борхес. Рагнарёк.

Автор edelberte

Герою-рассказчику приснился сон. На литературно-философский факультет пришли древние боги.

Правильно, куда же еще-то? Туда, где их знали, где о них думали, где чаще всего их поминали, - они и заявились.

Сначала филологи и философы обрадовались, даже возликовали. Как же - боги. Те самые. Сколько дум о них продумано, сколько страниц исписано, - а уж прочитано-то! Но постепенно, присматриваясь к богам, профессора стали подозревать нехорошее. За тысячелетия гонений и забвения боги одичали, озверели, утратили человеческие черты. Как странно о богах - "утратили человеческие черты", но именно так у Борхеса и написано. Они почти (или совсем?) разучились говорить и одеты - одеты! - были с фальшивой роскошью подонков из самых низменных притонов. "И тут мы поняли, что идет их последняя карта, что они хитры, слепы и жестоки, как матерые звери в облаве, и - дай мы волю страху или состраданию - они нас уничтожат."(с)

А заканчивается рассказ так: "И тогда мы выхватили по увесистому револьверу (откуда-то во сне взялись револьверы) и с наслаждением пристрелили богов."(с)

С наслаждением!

Будь это Кафка, - даже и не во сне - револьверы оказались бы из папиросной бумаги, смялись в руках и сказали бы: "Пф-ф-ф..." И, может, оно бы оказалось и жизненно: филологи все ж таки...

Но это Борхес. Слепой библиотекарь, утонченный интеллектуал и эрудит, потомок гаучо - в чьей душе и чьих книгах никогда не затихал голос героического. И револьверы оказались настоящими и увесистыми, и филологи стреляли с наслаждением, и древние страшные боги наконец-то окончательно умерли.

@темы: язычество, мысли друзей, Борхес

ОЭ + философия социального

главная