• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: пушкин (список заголовков)
13:27 

Волшебная истогрия

Шикарно. О Линнее, Японии, Пушкине, Иркутске, оранжереях, жень-шене и ящерицах
el-d.livejournal.com/142421.html

@темы: Иркутск, Линней, Пушкин, Тунберг, Япония

15:01 

Наше всё

Давно хотела поругаться по этому поводу.

"Нет сомнения, что схизма (разделение церквей) отъединила нас от остальной Европы и что мы не принимали участия ни в одном из великих событий, которые ее потрясали, но у нас было свое особое предназначение. Это Россия, это ее необъятные пространства поглотили монгольское нашествие. Татары не посмели перейти наши западные границы и оставить нас в тылу. Они отошли к своим пустыням, и христианская цивилизация была спасена. Для достижения этой цели мы должны были вести совершенно особое существование, которое, оставив нас христианами, сделало нас, однако, совершенно чуждыми христианскому миру, так что нашим мученичеством энергичное развитие католической Европы было избавлено от всяких помех."
rvb.ru/pushkin/01text/10letters/1831_37/01text/...

Написано по-французски, и писал как будто француз. Образчик неимперского мышления, еще во времена Ивана Грозного совершенно невозможного. Мы оказались отъединены от Европы, ну и что? Какие великие события могут потрясать варварское окружение империи, да ещё до такой степени, чтобы сожалеть о своём неучастии в этих копошениях? А называть христианским миром католические страны это уж вообще. Мы конечно переживаем за всех, кто себя губит, но надо же помнить, где и кто соль и светильник.
Как-то так.

Хотела бы я хоть аушку какую с таким повом...

@темы: Европа, Россия, Пушкин

12:50 

Зощенко, "Талисман"

Шестая повесть Белкина.
Не знала о ней раньше
augur9i.ru/belkin/ot_avtora.htm

@темы: книги, Пушкин, Зощенко

14:52 

Византийские и российские источники одного фэнтезийного сюжета

В 1204 г. крестоносцы взяли Константинополь. Это был самый яркий конец света в православном мире, особенно с видом из Руси: 1204 г. - падение Константинополя, 1223 г. - битва на Калке, 1239 г, - Батыево нашествие. Но и с точки зрения греков картина была достаточно апокалиптическая. Меня будут интересовать некоторые важные сюжетные моменты события.

Царевич Алексей - законный наследник византийского царя, отца его сверг узурпатор и захватил трон. Алексей ищет помощи для восстановления справедливости и обращается к крестоносной армии. Крестоносцы просят с него за помощь сумму, в несколько раз превышающую годовой бюджет Ромейской империи. Царевич всё подписывает и на все соглашается. После захвата столицы крестоносцы считают, что невыплата им этих денег обусловлена коварством византийцев и что они имеют законное право пограбить стольный град. Воцарение законного наследника кончается катастрофой, в результате которой наследник гибнет, иноземцы захватывают страну, центр государственности перемещается на восток, где формируется греческое правительство, которое 60 лет спустя всё-таки возвращается в столицу и восстанавливают империю.

Интересно, что аналогичная история повторяется в России четыреста лет спустя - это история царевича Димитрия. Сын Иоаннов, законный наследник (некоторые историки считают, что он определенно верил в свое царское происхождение) приводит иноземные войска, чтобы свергнуть узурпатора. Счастливое воцарение законного правителя оборачивается катастрофой с убийством царя, захватом столицы, концентрацией здоровых сил страны на севере с последующим возвращением в столицу.

Аналогичный сюжет реализуется в фэнтезийной эпопее "Отблески Этерны" В.Камши. Примечательно, что как источник сюжета ни Никита Хониат, хронист константинопольской катастрофы, ни Пушкин или Карамзин, описавшие историю Димитрия, никем еще не были упомянуты. Даже если автор опиралась в своей работе на эти произведения, читательская аудитория не опознает историю Димитрия в истории принца Альдо Ракана. Автор пишет, стараясь соблюдать художественную правду образов и вероятное в данном мире развитие сюжета, и выводит читателей именно на этот сюжет - о катастрофе, которой заканчивается воцарение долгожданного и законного принца с помощью чужеземного войска.

Некоторые считают ОЭ произведением вторичным, которое ориентируется на западную фэнтези и использует разработанные в западной литературе образы и сюжетные ходы. При этом в западно-европейской литературе возвращение короля - это типичный счастливый сюжет, решение всех проблем, восстановление справедливости и мира, победа всего хорошего против всего плохого. Кроме Толкина, которого нельзя обойти, говоря о фэнтези, можно вспомнить Шекспира: сыновья Дункана уничтожили Макбета и воцарились в Шотландии с помощью английского войска; Генрих Седьмой победил ужасного Ричарда Третьего, короля Англии, с помощью французской армии. У Шекспира это однозначно счастливый финал.

Вопрос ко всем: какие еще есть истории такой структуры?

Возвращаться должен не сам монарх, а его молодой наследник, потому не годится Юстиниан Безносый и Ричард Львиное Сердце. Наследник до воцарения должен пребывать в чужой земле, потому не рассматриваем Петра Первого. Кто у нас остается?

@темы: книги, Россия, Пушкин, Отблески Этерны, Камша, ОЭ, Константинополь, Византия

13:31 

О приключенческой литературе, которая якобы существует сама по себе

Если какая-то книга переведена на русский язык, она становится явлением русской литературы. Переводчик всегда ориентируется на языковую норму литературного языка своей страны. В случае русского языка такую норму создал Пушкин. До Пушкина – настоящие инопланетяне, нам их через раз понимаем. А после Пушкина – такие люди как мы, всё понятно, всё родное.

Писатель, который пишет прозу на русском языке, вынужден определяться по отношению к Пушкин, к его решениям, к его идеям – принимать, отвергать, изменять. Можно делать это сознательно или бессознательно, но обойти Пушкина сейчас невозможно.

Даже если человек не читает Пушкина, а читает только приключенческую литературу и фэнтези, но если он старается писать сам, то он работает с Пушкиным. Взять например начало известных приключенческих произведений на русском языке:

«Вечером поверженья в трактире «Путеводный камень» собралась обычная толпа.» (П.Ротфусс, «Имя ветра»)

«Она пришла под утро» (А. Сапковский, «Ведьмак»)

«Тридцать пятый год своей жизни Ходжа Насреддин встретил в пути» (Л. Соловьев, «Возмутитель спокойствия»)

Первая строка сразу вводит читателя в курс дела, в середину ситуации, бросает его к неизвестным ему людям в разгар каких-то неизвестных событий. Это не введение с описанием места действия, пейзажа, древнего замка, родословной героев, их внешности, политической обстановки в стране, это не начало в духе Вальтер Скотта или Стивенсона, а совсем другой прием.

Самое известное в русской литературе начало такого рода - «Всё смешалось в доме Облонских», первая фраза «Анны Карениной» Толстого. А самое первое такое начало на русском языке – «Гости съезжались на дачу…» Пушкина.

Можно конечно думать, что такие вещи существуют всегда, их надо использовать и не заморачиваться. Так можно думать до какого-то момента, обычно до того, как сам взялся за перо. Пишущему автору хочется, чтобы его язык, стиль и находки отличали, понимали и ценили.

@темы: Пушкин, книги, литература, фэнтези

10:14 

Европейская культура в России

Татьяна Ларина, как известно, «верила в обманы и Ричардсона, и Руссо». Героиня «Новой Элоизы» Руссо влюблена в Сен-Пре, но несмотря на это остается верна своему мужу Вольмару. Татьяна после замужества поступила так же: любя Онегина, отказала ему и осталась верна мужу. Это два факта, которые должно учитывать любое рассуждение по теме. Это объективная реальность, от которой нельзя отступать. Любая гипотеза должна эти факты объяснить и та, которая не сможет этого сделать, не заслуживает и обсуждения. Это совершенно верно и с этим никто не будет спорить. При всем при том этими двумя фактами можно обосновать две разные концепции.
читать дальше

@темы: Европа, Руссо, Россия, Пушкин

22:24 

"Рославлев" Загоскина и "Рославлев" Пушкина

В наше время знание о том, что такое фандом и фанфик, выходит за пределы каких-то субкультур. Сейчас никого не удивляет желание взять хороший сюжет плохого автора и переписать его как надо - убрать лишнее, добавить нужное, точнее обрисовать характеры, в общем, приблизить к идеалу. Во времена Пушкина такие вещи были внове, хотя некоторый опыт всё же имелся.

В 1740-м году в Англии вышел роман Ричардсона "Памела". Книга стала очень популярна, вызвала появление целого потока подражателей и переделок. Самый лучший автор из впечатленных, великий Филдинг написал "Приключения Джозефа Эндрюса", где главный герой - брат знаменитой Памелы Эндрюс. Ричардсона читает Татьяна Ларина и Лиза, героиня "Романа в письмах", так что о популярности "Памелы" Пушкин конечно знал.

Пушкин хотел сделать что-то похожее с историческим романом Загоскина "Рославлев, или Русские в 1812-м году". Разница в том, что Пушкин не писал продолжение или дополнение, он писал свой вариант того же сюжета. Пушкин сменил рассказчика и главного героя: у Загоскина это роман о Владимире Рославлеве, у Пушкина - воспоминания подруги о невесте Владимира, Полине.

Кстати, если мне не изменяет память, считается, что рассказ Мэвилла "Бартлби" - первое в мировой литературе произведение, где персонаж-автор произведения, который пишет от первого лица, не совпадает с главным героем. До Мэлвилла существовали романы в виде воспоминаний, написанных от первого лица, но это всегда были воспоминания главного героя. В рассказе Пушкина использован этот же прием задолго до Мэлвилла: воспоминания пишет подруга Полины, а главная героиня - Полина, а не подруга и даже не Рославлев.

Внимание Пушкина к роману Загоскина само по себе рекомендация и пробуждает понятный интерес. Я эту книжку скачала, тем более что Загоскин мне нравится, и уже начала читать. Очень актуальная вещь. Кое-чем скоро поделюсь.

@темы: книги, Пушкин, Загоскин

00:20 

Пушкин о войне

Летом я с семьей два месяца жила не в Луганске, но в ЛНР. Украинской армии, слава Богу, в нашем городке не было. Проживало там множество приезжих из Луганска и других городов ЛНР и ДНР, которые спасались там от обстрелов. Мое тогдашнее настроение слово в слово описано у Пушкина. Правда, там речь о событиях 1812-го года, двести лет прошло, а всё то же:

"Мы приехали в **, огромное село в двадцати верстах от губернского города. Около нас было множество соседей, большею частию приезжих из Москвы. Всякий день все бывали вместе; наша деревенская жизнь походила на городскую. Письма из армии приходили почти каждый день, старушки искали на карте местечка бивака и сердились, не находя его. Полина занималась одною политикою, ничего не читала, кроме газет, растопчинских афишек, и не открывала ни одной книги. Окруженная людьми, коих понятия были ограничены, слыша постоянно суждения нелепые и новости неосновательные, она впала в глубокое уныние; томность овладела ее душою. Она отчаивалась в спасении отечества, казалось ей, что Россия быстро приближается к своему падению, всякая реляция усугубляла ее безнадежность, полицейские объявления графа Растопчина выводили ее из терпения. Шутливый слог их казался ей верхом неприличия, а меры, им принимаемые, варварством нестерпимым. Она не постигала мысли тогдашнего времени, столь великой в своем ужасе, мысли, которой смелое исполнение спасло Россию и освободило Европу. Целые часы проводила она, облокотясь на карту России, рассчитывая версты, следуя за быстрыми движениями войск."

Пушкин, "Рославлев"

У меня и сейчас такое настроение, только по карте я уже ни за чем не слежу. И мысли нынешнего времени так и не постигаю.

@темы: Донбасс, Пушкин, Россия

09:07 

Шекспировский мотив в «Онегине»

Героиня «Мельмота Скитальца» первый раз встречается со своим демоническим возлюбленным на необитаемом острове в Индийском океане, где она живет среди роз и птиц. Там проходит первая пора любви, но в тот раз Мельмот пожалел её и убрался с острова без покушений на невинность девушки. Несколько лет спустя они встречаются в Мадриде, где прелестная Иммали уже не наивная дикарка, а одна из первых красавиц столицы.

Татьяна Ларина читала «Мельмота», когда жила дома.

@темы: Мэтьюрин, Пушкин, книги

16:34 

Пушкин и номиналисты

Например, к предыдущему, если Пушкин пишет что-то вроде "Я сижу дома и мне грустно", номиналисту для адекватного понимания стихотворения непременно надо знать, сидел ли в тот день Пушкин дома и было ли ему грустно, и если да, то почему - серый петербургский ноябрь навевал тоску или жена надулась, потому что не поехали на бал. Они перевернут горы мемуаров, дабы выяснить этот вопрос, и получив наконец-то долгожданный ответ (да, температура в тот день была около нуля, и моросил дождь, а люди холерического темперамента обычно грустят в такую погоду, см. новейшую Медицинскую Энциклопедию), они с чувством выполненного долга рапортуют, что сделали всё возможное для поэзии вообще и для Пушкина в частности.

Им, бедным, не приходит в голову, что для понимания литературного произведения нужно читать не медицинские справочники, а литературные же произведения. Топос "философ\писатель\поэт в уединении" известен, разумеется, ещё с античности. Цицерон уединился в Тускуланском имении после победы Цезаря, когда сенаторов Республики отстранили от дел. Плодом этого уединения было множество переводов греческих философов на латынь и знаменитые "Тускуланские беседы", классика моральной философии. Из уединения писал свои "Нравственные письма" Сенека и дружеские послания Гораций. Тему поэтического уединения активно разрабатывали писатели французского классицизма (безусловно, известные Пушкину в оригинале) и английские поэты озёрной школы, которыми Пушкин тоже очень интересовался. Дружеские послания поэта из уединения были хорошо разработанным жанром русской литературы до Пушкина (Батюшков, Вяземский, Жуковский, со ссылкой на Карамзина).
Таким образом, уединение поэта неразрывно связано с моральной и философской проблематикой. Отстранение от политической и общественной деятельности, размышления о смерти, долге, смысле жизни - вот тот круг тем и вопросов, с которым связывается всё стихотворение одной только этой строкой.

Доступен ли этот уровень номиналисту? Может ли он самостоятельно вести исследование в этом направлении? Не знаю, не видела. Во всяком случае, состоявшиеся номиналисты считают это направление маргинальным и необязательным. Самая правда и истинная истина о Пушкине заключается в сводке погоды и медицинском справочнике, на всё остальное не стоит тратить ресурсы в наше-то бурное время.

@темы: Пушкин, литература, номинализм

14:19 

нет — так; безделицу

Автор quod-sciam

Уже решившись отравить Моцарта, завистник Сальери вдруг да выслушивает в особой комнате в трактире "Золотого льва" признание праздного гуляки в необъяснимом страхе, в тревоге, в чём-то странном и смутном, как не до конца памятный ночной кошмар.
Вы никогда не задумывались, отчего Сальери, выжженный дотла любовью к музыке, — невзаимной, увы, — берётся успокаивать Моцарта?.. ведь не для того же, чтобы жертва не дёргалась, правда? Есть здесь что-то настолько парадоксальное и вместе с тем безусловное, что бывает ещё только у Шекспира.

Синьор Антонио с ядом наготове отчего-то тянет с ласковым смешком взрослого, говорящего с напуганным ребёнком (все знают, но освежу):

И, полно! что за страх ребячий?
Рассей пустую думу. Бомарше
Говаривал мне: "Слушай, брат Сальери,
Как мысли чёрные к тебе придут,
Откупори шампанского бутылку
Иль перечти "Женитьбу Фигаро".

И Моцарт, словно очнувшись, улыбается в ответ:

Да! Бомарше ведь был тебе приятель;
Ты для него "Тарара" сочинил,
Вещь славную. Там есть один мотив...
Я все твержу его, когда я счастлив...
Ла ла ла ла...

— и дальше про известный слух о Бомарше-отравителе, реплика, которая по всем законам драматургии должна ударить Сальери под дых.
Нас, однако, интересует вот это "ла ла ла ла" из славной вещи, оперы Антонио Сальери "Тарар", написанной на либретто Бомарше.читать дальше

@темы: опера, мысли друзей, Сальери, Пушкин, Моцарт, Бомарше

ОЭ + философия социального

главная