Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: япония (список заголовков)
13:27 

Волшебная истогрия

Шикарно. О Линнее, Японии, Пушкине, Иркутске, оранжереях, жень-шене и ящерицах
el-d.livejournal.com/142421.html

@темы: Иркутск, Линней, Пушкин, Тунберг, Япония

11:20 

Дети поражения

В "Исповеди сына века" Мюссе рассказывает о поколении сыновей наполеоновских покорителей мира, о наследниках рухнувшей империи, о детях проигравших.

читать дальше

@темы: Мюссе, Оэ, Франция, Япония, литература

09:49 

Американская культура как универсальный посредник в творчестве Кэндзабуро Оэ

Сведенные в один текст мои заметки про Оэ. Для тех, кто осенью их читал в процессе появления, будет новым вступление и заключение, а также вариант ответа на вопрос, поставленный в разделе "Автор у Оэ". В таком виде это было прочитано в прошлую среду, 14-го мая, на заседании философского монтеневского общества.

читать дальше

@темы: Оэ, Япония

18:08 

Классический попаданец

У Кэндзаборо Оэ в нескольких романах есть сходный персонаж. Это молодой честолюбец, который ради денег и карьеры женится на дочери видного политика. В одной книге он только хочет женится, в другой уже женился и завел ребёнка, в третьей даже развелся и ушёл в партизаны, но во всех случаях отношения с отцом ему важнее отношений с девушкой, именно властного старика, умного и опытного, он хочет покорить в первую очередь; и во всех случаях девушка решительная, честолюбивая, вовсе не сахар и достойная наследница своего отца. Надо было прочитать эти остросюжетные произведения, проникнуться духом послевоенной Японии и сделать несколько стилистических открытий, чтобы наконец озарило: этот парень - Жюльен Сорель! Оэ берет классического французского героя, даже шире, общеевропейский типаж, и поселяет его в Японии полтора века спустя, вместе с господином де Ла Молем и его нравной дочерью Матильдой.

Современные авторы фантастики радостно переоткрыли этот прием и делают то же самое, только гораздо грубее и топорней. На этом примере ясно видно, где классика, а где фантазии без осмысления. Обсуждать стилистические красоты таких книг невозможно априори.

@темы: Жюльен Сорель, литература, Япония, Оэ

11:43 

Проводник в романе "Кафка на пляже"

В поздних произведениях Мураками всегда есть персонаж, которого я называю проводником. Его функция в том, чтобы провести героя в потусторонний мир, как-то связать его с мистической стороной бытия. Проводник это всегда девушка, в смысле девственница, женщина вне сексуальной сферы. В самом первом романе, где появляется такой персонаж, наблюдается отступление от этого правила - в "Охоте на овец" проводником является Кики, проститутка. Во всех остальных случаях это девушка или девочка. Как должна выглядеть эта небесная фея в оригинальной китайской культуре, я вообще себе не представляю, а тут это девушка с проблемами в общении, которая не учится в школе и постоянно обсуждает секс с главным героем.

В "Дэнс, дэнс, дэнс" проводник - Юки, 13 лет, , в "Хрониках Заводной птицы" это Мэй Касахара, 16 лет, в "Стране чудес без тормозов..." - внучка в розовом, 17 лет. Самый необычный проводник из всех в "Кафке на пляже".

Сюжет романа - история Эдипа в наши дни и с хэппиэндом. Эдип в своем путешествии встречает персонажа по имени Осима-сан. Осима - Сфинкс этой истории. Сфинкс загадывал загадки, Осима-сан работает в библиотеке, то есть оба они владеют древней мудростью. В оригинале Сфинга враждебна герою, а Осима-сан ему лучший друг, но в обоих случаях Эдип попадает в постель своей матери после встречи со Сфинксом, то есть Сфинкс в определенном смысле приводит героя к царице, как и Осима-сан. Сфинкс неопределенного пола, скорее женщина, и в образе Осимы-сан это показано прекрасно, хоть и в очень современной-прогрессивной-продвинутой форме. Столкновение Осимы-сан с феминистками, а вовсе не печальный секс и финальную битву с мировым злом (тупую и убогую) тут хочется перечитать.

И то, весьма относительно. Не рекомендую совершенно.

@темы: мураками, Япония

19:57 

Образ всемирного зла в "Хрониках Заводной Птицы"

Главный герой, Заводная Птица, соотносится с двумя другими персонажами романа. Как сидящий в колодце он уравнивается с лейтенантом Мамия (и в последнем сне девушка-медиум говорит главному герою, что у неё родится ребенок, чей отец наполовину он, наполовину лейтенант Мамия). Пятно на щеке соотносит его с врачом-ветеринаром японской армии из манчжурских событий времен войны.

Все три персонажа противостоят какому-то злу. Самое неясно очерченное зло - это противник главного героя Нобору Ватая, молодой современный японский экономист, медиа-деятель и будущий политик. Заводная Птица его интуитивно не переносит, ощущает как чуждую и враждебную сущность, но это почти всё. Ещё ему можно вменить виртуозное умение манипулировать людьми и какие-то сексуальные извращения, но каким образом это может так сильно повредить миру, явно не прописано.
читать дальше

@темы: мураками, Япония

15:21 

Две ниши для бусидо

Автор schwalbeman, 2009

(из старых черновиков, писано сто лет назад непонятно зачем)

Одна из чуждых нам, закатывающимся европейцам, разновидность морального кодекса распространена в Восточной Азии и ярче всего представлена в Японии. Речь идет о модели этики, базирующейся на чувстве собственного достоинства как на высшей ценности. Я не то чтобы большой знаток страны Аматерасу, поэтому рассматривать этот феномен буду таким, каким он описан в популярной и художественной литературе, а также опираясь на сведения, добытые знакомыми путешественниками. Это оправданный дилетантизм: нас ведь будет интересовать лишь некоторая идея, существующая в царстве возможного. А уж кто экспонировал ее: Ю. Мисима в отмеченных благосклонностью читателей опусах, или сам великий японский народ в своей многосотлетней истории, не так важно[1].

Бусидо это кодекс для дворян-мужчин, но ценностной каркас японской морали вполне всеобщ и не знает сословных и гендерных ограничений. Во главу угла японской (и не в меньшей степени китайской) моралью ставится стыд и опасность потери лица. Лицо теряется трусами, предателями, лжецами, теми, наконец, кто забыл о долге. Гордиться и задаваться можно и нужно, если есть, конечно, повод для гордости. Если же такового нет, то лицо сбережет ведущий себя скромно. Неоправданный гуманизм на тех далеких островах не в почете: свирепствовать не стыдно. Даже японский буддизм деформирован, по сравнению с махаяной, в ту же сторону! Изучение дзен невольно приводит к удивительным наблюдениям: в этой религии изменить хорошему вкусу и снобским канонам пропедевтического парадокса (одна из задач которого — держать профанов на расстоянии) есть грех гораздо большей, чем нарушение заповедей Шакьямуни.

Мы видим, что этическая система Восточной Азии весьма контрастирует с христианскими идеалами смирения и милосердия. Разумеется, именно такому контрасту и обязана японская культура своей популярностью среди тех, кому порядком успела поднадоесть Нагорная Проповедь. У христианства не так много альтернатив.
читать дальше

@темы: бусидо, Япония, Европа

23:49 

Деревня у Оэ. Структура социального пространства и место в пространстве мифического

В этой идеальной деревне есть анклав чужаков. Поначалу их было даже два - корейский посёлок и такадзёсцы, потомки коренных жителей долины. Сразу два мини-сообщества, принадлежность к которым вычеркивает из списка людей. В "Играх современников" автор видимо решил не распыляться, к тому же корейский посёлок указывал бы на реальную Корею, размыкал бы пространство, так что остались только так называемые "потомки больших обезьян", отгеноциденные жителями деревни, парии, соответствующие такадзёсцам из "Опоздавшей молодёжи". Если в первом романе герой пытается наладить контакт с изгоями и более того, именно они оказываются самыми человечными из всех жителей долины (такадзёсцы единственные кто сопротивляется оккупантам, когда остальные кричат "ура" (точнее, "хелло"), а кореец Кан - лучший и неизменный друг рассказчика), то в последнем романе этих мотивов нет совершенно. Итак, в архетипической деревне изгои присутствуют, менять их статус никто не собирается.

Деревня (она же государство, она же космос) часто описывается следующими метафорами: загробный мир, могила, земля мертвых, ад. Ад чаще всего. Ад ассоциируется с радостью и весельем, упоминается об эротизме ада (в этих двух романах и в "Футболе 1860" - сквозной мотив). Целый космос, модель мироздания, образец идейного костяка целого народа помещается в ад! Будь он сто раз эротичен, туда совсем не хочется. Как надо видеть мир, чтобы это сделать? Меня это мировосприятие изматывает эмоционально гораздо сильнее, чем я могу здесь описать.

Похоже, в этот всеобъемлющий деревенский идеал входит инцест ("Футбол 1860", "Игры современников").

Это так, набросок к серьёзной рецензии, но писать её у меня уже нет сил и не скоро захочется. Кто умеет лучше, пусть сделает больше.

(с)

@темы: Оэ, Япония, язычество

11:47 

Программа на будущее

У Оэ есть образы, которые повторяются из книги в книгу, но с которыми я не могу разобраться. Может, когда-нибудь пойму, что это и зачем, а пока просто перечислю самые важные:
великаны, позор, слабоумный ребенок, ад, выкрасить себя красной краской...

Вот такая получается картина послевоенной японской коллективной души.

(с)

@темы: Япония, Оэ

11:45 

Деревня-государство-микрокосм

Это основная тема романа Оэ "Игры современников". Я считаю этот роман лучшим у Оэ и одним из лучших, что мне приходилось читать, хотя идейное содержание этого романа мне полностью чуждо. Это сделанное на качественно иной ступени то, что я когда-то описывала здесь:
читать дальше
(с)

@темы: язычество, номинализм, Япония, Оэ

15:57 

Автор у Оэ

Проблема высказанности какого-то смысла, описанности какой-то общности занимает важное место в творчестве Оэ. Явно этой темы автор не касается только в "Футболе 1860", но и этот роман можно поставить в один ряд с остальными.

В "Опоздавшей молодежи" говорится, что спящая деревня это спящий великан. В "Играх современников" уточняется, что этот великан - Разрушитель, основатель деревни-государства-микрокосма. Там же объясняется, что оживить убитого Разрушителя и пересказать мифы и предания нашего края - одно и то же действие. Интересно, что описывает общность, высказывает ее ценности всегда чужак. Не знаю, как это надо оценивать, но это так.

Текст "Опоздавшей молодежи" - это записки-мемуары главного героя. Он там главное действующее лицо, но всё же смотрит на события постфактум, несколько со стороны. Кроме того, он еще в детстве покинул деревню и всячески старается от деревни отгородиться, и внутренне и внешне. В "Футболе 1860" рассказчик тоже выходец из деревни, много лет проживший в Токио и уже совсем не деревенский человек по своим установкам и ценностям. От событий в деревне, которые разворачиваются у него на глазах, он подчеркнуто отстраняется. "Объяли меня воды до души моей..." углубляет эту тему: Союз свободных мореплавателей приглашает специалиста по словам со стороны. В "Записках пинчраннера" эта тема выходит на первый план - встреча отца Мори и его будущего писателя является завязкой действия, отец Мори подробно объясняет, зачем ему нужен писатель, который поведает миру о нем и его превращении. Сам писатель в событиях не участвует. В "Играх современников" эта тема одна из центральных. Рассказ ведется от имени человека, который должен записать мифы и предания нашего края, он сын чужаков в долине и много лет назад уехал оттуда, описывает он мифы и предания нашего края в Мексике, на другом краю света.

Во всех книгах Оэ очень далеко до принципа "нет фактов, есть интерпретации". Факты там есть и полнокровная духовная реальность стоит за каждым событием, но для того, чтобы проявиться во всей полноте, ей нужно быть высказанной в слове, в тексте. Связь автора с текстом - главная проблема развития романа двадцатого века, и тут Оэ следует духу времени, но этот формальный момент у него иначе обоснован. Текст у Оэ это не изобретение автора и с ним невозможны игры в бисер, текст это всегда отражение какой-то реальности, часто суровой и жестокой, всегда живой и стремящейся к полноценному проявлению в мире. В "Играх современников" это чувствуется особенно сильно, там это целая космогония, работающая модель мироздания, и нельзя сказать, что это мироздание дружественно человеку. О деревне будет продолжение.

(с)

@темы: Оэ, Япония

15:56 

"Записки пинчраннера"

Еще одно произведение Оэ,название которого отсылает к американской спортивной игре. Как рассказывается в самом романе, бейсбол для послевоенного поколения был чем-то особенным. Те, кому в 1945-м было 10, вкладывали в бейсбол всю душу.Попасть в школьную команду, участвовать в соревнованиях было мечтой.Бейсбол был символом новой жизни, нового единства. Дети следующего поколения не увлечены бейсболом, и это воспринимается как потеря, как что-то достойное осуждения. Когда игрок бежит по полю, зрители кричат ему "ЛИ ЛИ", от английского слова "лидер, лидировать". Это крик "ЛИ ЛИ" звучит в душе главного героя в самые сложные моменты его истории, когда ему нужно принимать важное, определяющее решение. То есть мы видим, что бейсбол и всё с ним связанное несёт в романе исключительно положительные коннотации.

Воспользуюсь комментариями Гривнина. Пинчраннер это игрок, у которого нет закрепленного места на поле, он бежит туда, где он нужен, помогает команде там, где команда не справляется. Другими словами, пинчраннер это помощник, спаситель. Роман называется "Записки Спасителя", уже кое-что.

В центре повествования Мори и отец Мори, испытавшие то, что отец Мори называет "превращение". Это событие мистического плана, которое воспринимается не как точечное чудо и локальная флуктуация, а как прообраз будущего спасения всей нашей планеты. Отец и сын, которые своим превращением спасут всё человечество.
читать дальше

(с)

@темы: Оэ, Япония

12:13 

"Объяли меня воды до души моей..."

У Оэ не только японская история перетолковывается на западный манер, но и другие культуры воспринимаются сквозь призму западной.

В романе "Объяли меня воды до души моей..." показана молодежная экстремистская группировка. Для подготовки к будущим боям подростки занимаются английским языком. Они читают на английском Достоевского.
читать дальше
(с)

@темы: Оэ, Россия, Япония

12:11 

"Футбол 1860"

Романы Оэ посвящены жизни послевоенной Японии. Основная тенденция этой жизни - включение Японии в демократический западный мир, ее вестернизация, столкновение Японии с американской культурой. Эти моменты отражены во всех романах Оэ.

Название произведения всегда несет особую смысловую нагрузку. Мы видим, что из пяти романов, перечисленных в предыдущем посте, в двух американские игры упоминаются в названии. Это игры, получившие распространение после войны, под американским влиянием. В "Футболе 1860" подчеркивается, что до эпохи Мэйдзи в Японии не было футбола. Что же тогда значит это название?

"Футбол 1860" - это первый подход к играм в одновременность, которые так хорошо получаются у Оэ. Апофеоз этого подхода - "Игры современников" (другое название, на мой взгляд, более точное - "Игры в одновременность"), но и в этой книге уже видны все важные моменты.

В романе рассказывает о двух событиях, которые происходят в одном и том же месте, функционально с одними и теми же главными героями, но разделены эти события столетием. Это крестьянское восстания 1860-го года и выступление деревенской молодежи против сложившихся порядков в 1960-м году. В 19-м веке это было обычное крестьянское восстание, в 20-м - лидер деревенской молодежи заставляет ребят играть в футбол, чтобы сплотить их, сделать из аморфной массы боевой отряд, и футбол становится символом всех случившихся в деревне беспорядков.

Несмотря на некоторые заметные отличия, события развиваются по одному сценарию, в романе описан как бы скелет, форма, голая структура, которая может по-разному заполняться конкретикой, но по сути остается неизменной и воспроизводится с интервалом в сто лет. Почему же не восстание выбрано для обозначения этого повторяющегося события, а футбол?

Таким образом автор показывает, что именно является моделью и образцом. Не новые американские влияния интерпретируются им в духе японской культуры, а наоборот - события японской истории, повторяющиеся не одно столетие, переосмысливаются с позиций американской культуры.

Не знаю кому как, но у меня от этого сурового японского прогрессизма мурашки по коже. Тут явно подразумевается, что все народы должны пройти одни и те же ступени развития, что Япония отстала на этом пути, а Америка впереди всех, потому необходимо как можно активней двигаться по этому пути и пересмотреть всю свою историю на предмет соответствия эталону - западной культуре.

(с)

@темы: Япония, Оэ

12:10 

Японский писатель

Кэндзабуро Оэ. Впервые я его прочитала еще в студенческие годы, решила, что он хорошо пишет, и если мне попадались его книги, покупала и читала. Растянутое на 15 лет знакомство завершилось этой осенью. Под настроение перечитала сразу всё, что у меня есть, и получился качественно иной эффект. Это взрыв, это что-то. Я до сих пор не могу собраться с мыслями. Чтобы разобраться, будет несколько постов про этого автора и его идеи.

Итак, пять произведений Оэ: "Опоздавшая молодежь" (1962), "Футбол 1860" (1967), "Объяли меня воды до души моей..." (1973), "Записки пинчраннера" (1976), "Игры современников" (1979). Во всех этих романах есть общие мотивы, а в четырех из них прямо описывается одна деревня, потому я буду рассматривать их в комплексе. Самые важные образы раскрываются не в одной книге, а во всех вместе, хотя сюжетно произведения не связаны.

В порыве увлеченности я даже прочитала напоследок почти всю его изданную на русском публицистику, и я знаю теперь его идеи в чистом виде. Можно брать какую-то идею и смотреть, как автор воплощает ее в книгах, или идти другим путём - рассмотреть самые явные особенности романов и из них вывести идеи автора. Второй путь гораздо интересней, я сама шла этим путем, постараюсь его и придерживаться.

(с)

@темы: Оэ, Япония

15:03 

"Психопаспорт" как осмысление европейского идеала

Общество в сериале "Психопаспорт" представляет собой европейский элитаристский идеал. Точности ради я не пишу на этом месте слово "либеральный", но мы все помним, что элитаризм из либерализма выводится в один шаг.

Основный сущностные моменты идеального общества таковы:
- всё делается строго по науке;
- миром правят объективно самые лучшие - самые умные, талантливые, креативные, самые-самые по всем показателям;
- между наилучшим решением и его воплощением в жизнь не стоит никакая бюрократия, несовершенная судебная система, отжившие своё традиции - решение реализуется в наилучшие сроки и наилучшим образом.

По результатам получается ад на земле, но у японцев нет оснований выступать против этого ада. Даже самые лучшие из них могут там жить, пребывая в душевном равновесии и покое.
Вот так вот.

(с)

@темы: Европа, Психопаспорт, Япония, аниме

16:45 

Психопаспорт

Аниме, антиутопия. Краткий сюжете можно узнать где угодно в сети. Поговорим об идейном содержании произведения.

Как учат на уроках истории, в Китае, культурном родителе Японии, много веков мирно сосуществовали три религии - даосизм, буддизм и конфуцианство. Все три идеологии демонстрирует и японский сериал.

Дао это непереводимое понятие со множеством значений. Дао это путь, которому следуют все вещи, рождаясь и умирая. Дао это основа мира и общества. Дао также можно перевести как правило, право, закон. Именно этот Закон-Дао показан в фильме. Следователь Цунэмори с таким уважением относится к закону, потому что для нее это не вариант общественного договора, сложившийся в обществе по воле людей, а высший мировой Закон сакральной природы. В китайской философии Дао принципиально непостижимо, ему нельзя дать никаких положительных определений, то есть нельзя сказать про Дао, хорошо оно или плохо, морально или аморально. Но это значит, что человеку всё равно, морально Дао или аморально. Когда Цунэмори узнаёт, что закон в их обществе это ложь и насилие, она всё равно остаётся верна ему. Русский или европеец считает, что он морально обязан бороться со злом, даже если оно принимает форму закона. Японец же считает, что он морально обязан подчиняться закону, даже если он принимает форму зла.
читать дальше

(с)

@темы: конфуцианство, Япония, Психопаспорт, Дао

18:48 

Дэсо ното

Автор schwalbeman

После неоднократных рекомендаций одного из виднейших сетевых философов не посмотреть анимэ-сериал «Тетрадь смерти» было решительно невозможно. Я и посмотрел. Похоже, для меня это в некотором роде утрата невинности боевое крещение: я до сих пор смотрел у японских мультипликаторов только полнометражки. Ну да всё случается когда-нибудь в первый раз.

Сюжет «Тетради» хорошо знаком каждому выпускнику советско-российской средней школы. Подросток, которого мы условно будем называть Родион Раскольников, оказывается в поле зрения инфернальных сил и получает от них магический артефакт, позволяющий укладывать старух-процентщиц штабелями, ту самую Тетрадь. В отличие от русского Раскольникова, японский не мучает себя терзаниями и угрызениями, а в целях улучшения нравов во всём мире сразу же приступает к традиционному азиатскому массакру. Но на пути Родиона встаёт исполненный очей (и мозгов) Порфирий Петрович, такой же подросток, только ещё яойнее. Давить на совесть японскому сверхчеловеку невозможно: вместо совести в тех местах культивируется чувство собственного достоинства и боязнь потерять лицо. Поэтому Порфирий Петрович разыгрывает блистательную и рискованную многоходовку с целью вывести студента-бунтаря на чистую воду агатокристиевскими методами, без какой-либо достоевщины. В зависимости от того, смотрите вы мультик или версию с живыми актёрами, ему это либо удастся, либо не удастся (спойлер).

Собственно, наш виднейший сетевой философ довольно уже пропел хвалы и скучающим демонам, подсевшим на яблоки, и диалектике свой-чужой в ситуации коллективного расследования убийств с участием самого убийцы. Я хочу остановиться ещё на двух моментах, зацепивших моё внимание.
читать дальше

@темы: мысли друзей, аниме, Толкин, Тетрадь смерти, Япония

20:33 

Навсикая Хаяо Миядзаки

Автор schwalbeman

Знатный японский мультипликатор Х. Миядзаки заново отретушировал свой давний фильм о девочке-принцессе Навсикае. Героиня живет в мире, которому угрожает смертельная опасность, творит добро, препятствует торжеству зла, помогает друзьям, милует врагов, проявляет чудеса гуманизма и героизма, летает на разнообразной крылатой технике над отравленными лесами, и к финальным титрам, если и не успевает окончательно спасти мир и наладить личную жизнь, то вселяет в зрителя уверенность в том, что и то и другое не за горами. Короче говоря, Миядзаки.
читать дальше
Тем не менее, творение Миядзаки можно особо отметить как энциклопедию оккупации и одновременно как наиболее откровенную апологию коллаборационизма. Это фильм о старых, почти забытых грехах, за которые приходится расплачиваться нашествием чуждой, диковинной и необоримой силы. Сила эта источает яд, но пятая колонна навсикай старается убедить японцев в том, что источник яда – в них самих, в их прошлом. Орда интервентов своей явной отравой очищает страну от прикровенного яда национальной истории. Сопротивляться нашествию вредно: нужно покориться и всенародно покаяться. К тому же захватчики, несмотря на свою непривычную внешность, тоже люди. Нужно научиться симпатизировать им, полюбить их, как родных. Быть добрыми, гуманными и, как бы это выразиться, open-minded, как простая принцесса с широченными глазами и древнегреческим именем, не делающая различия между мутировавшей сороконожкой и собственным подданным.

И тогда, через тысячу-другую лет, яд рассосется, и те, кто доживут до этого времени, смогут наконец вдохнуть полной грудью. При условии, разумеется, что они сами этого захотят, не отвыкнут от чистого воздуха свободы и не предпочтут раздолью Долины Ветров клоаку смрадных джунглей.

III

На первый взгляд, трудно не позавидовать японцам и немцам. В мире англосаксонских ценностей, где успех измеряется капитализацией, они стали чуть ли не англосаксонистее самих англосаксов: и Германия, и Япония уже полвека являются экономическими флагманами в своих регионах. В век, когда главной свободой считается рыночная, эти страны ни от кого экономически не зависят; напротив, они сами диктуют условия на мировых рынках. Победители проявили неслыханную милость, уступив побежденным блага, находящиеся на самом верху их шкалы ценностей. Дали самое дорогое, потребовав за бесценный подарок символический пустячок: национальную душу, культурную самобытность, вещь, обладающую ничтожной ценой в условиях глобального экономического пространства[2].

Как объяснить такую удивительную доброту? Можно ли считать совпадением, что именно своих главных противников американцы собственным деятельным участием превратили в экономических гигантов? Почему рекомендации международных экономических организаций, базирующихся на Манхеттене никому не принесли пользы, кроме бывших фашистов и милитаристов?
читать дальше

@темы: аниме, Япония, Миядзаки, Германия

17:19 

О любви к полетам

Автор edelberte

Если верить Интернету, во время Второй мировой войны американский военный летчик Джин Родденберри на своем Б-17 совершил 89 боевых вылетов. Это много. Видимо, неплохой был летчик. Не знаю, бомбил ли он Дрезден; вряд ли такая информация вообще есть в открытом доступе. Но то, что на тихоокеанском театре он воевал, - это совершенно точно: до 1944 года "летающие крепости" американских ВВС не использовались в Европе. Раз летал и бомбил - следовательно, бомбил японцев. Примерно так.

А раз вернулся живым и здоровым - значит, неоднократно уходил от японских истребителей Mitsubishi A6M Zero, детали к которым изготавливались, в частности, на военном заводе Миядзаки Эйрплей, директором которого был брат владельца - инженер-авиастроитель Кацудзи Миядзаки. Не всем так везло - Зеро вполне годные были ястребки, до 1943 года трепали американцев только так.

Почему я вообще об этом пишу, неужели это имеет значение? Тем более, что исход той войны решали солдаты совсем других стран на совсем других фронтах. И все-таки мне кажется важным, что вначале было небо, и в нем сражались боевые машины.

"Но миром кончаются войны..." Как и многие асы, Джин Родденберри не сразу нашел свое место в мирной жизни. Пилотировал гражданские самолеты - после авиакатастрофы был вынужден уйти. Я сильно подозреваю, что его попросили: руководству гражданской авиакомпании не пришелся по вкусу излишне боевой стиль пилотирования. Работал в полиции - хорошая работа, с адреналинчиком, но... полицейские не летают. Писал сценарии для телевидения.
читать дальше

@темы: Миядзаки, Звездный путь, Япония, мысли друзей, аниме

ОЭ + философия социального

главная