Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
08:19 

Карина Демина, "Невеста"

Женский роман в жанре фэнтези. Есть у нас "Ведьмин век" Дьяченок, и есть теперь где-то рядом "Невеста". Тут конечно флаффа больше, прямо romantic pink for you. Разработка сюжета скорее напоминает аниме (впрочем, женский романы я не читал очень уж давно): персонажи влюблены друг в друга, но до самой последней минуты и в каждой ситуации колеблются, сомневаются и задаются вопросом, а любит ли она меня и не лучше ли ее отпустить, чтобы сама сделала выбор. Я уже говорила, как меня бесит этот их непрерывный выбор по любому поводу? Ну да, когда ругалась где-то на "Ведьмака". Тут есть и попытка детектива, и грязные политические игры, но в целом все мило, романтично и однозначно.

@темы: книги, Демина

07:36 

Гватемальский Бэтмен

Всё-таки индейцы Мезоамерики как были инопланетянами, так ими и остались. Рассказ Астуриаса "Легенда о поющих табличках", двадцать страниц на читалке - совершенно непонятная вещь. Что это? Зачем это? О чем это? Для чего я это прочитала? Спектральный анализ звезд не так загадочек, как эта история об индейском поэте в маске Летучей Мыши. При чтении в голове все время звучат слова, произнесенные голосом Леонова: "думает на языках, продолжения которых не знает". Вот так и я тут никаких продолжений не знаю.

@темы: Астуриас, книги

07:25 

В плане закрытия гештальтов

Откуда советский ребенок мог узнать о Томасе Отвее и его пьесе "Спасенная Венеция"? Была какая-то книга, где кто-то пересказывал эпизод из этой пьесы: один друг приходит к другому среди ночи и говорит: "Ты мне нужен, надо спрятать труп"; тот молча одевается и спрашивает: "Куда идти?" И вывод, что вот это и есть настоящая дружба. Значимая такая книжка. Или казалась значимой в перестройку.

Подскажите, кто помнит. И где сейчас можно скачать пьесу. Почему-то хочется довести до конца эту линию.

@темы: книги, Отвей

23:31 

Еще из Милова

"В подобного рода государстве, число формально выглядевшем как империя, а по существу представлявшем своего рода сожительство целого ряда обществ (и этносов) с минимальным объемом совокупного прибавочного продукта, основным источником изъятия этого прибавочного продукта был носитель этой государственности - русский народ. Наибольшая тяжесть эксплуатации падала на великорусов, и это было следствием суровой объективной реальности, то есть локализации этноса в зонах, крайне неблагоприятных для земледельческого производства."

Вот это пример той смеси верных наблюдений и странных теорий, о которой я говорила. Обращает на себя внимание, что ученый-позитивист, много лет работавший с источниками и материалами, пришел к теории - вопрос о форме и сути империи в их взаимосвязи это вопрос не позитивистского исследования, а философского. Милов исходя из своих нужд историка требует четкого понимания того, что западные государства и русское государство представляют собой разные социальные объекты по внутренней структуре. Я в свое время предлагала для них названия - для России империя, для запада - квази-империя или колониальное государство. Большого признания это предложение не получило, а сама я до сих пор пользуюсь, если уверена, что меня поймут правильно. Я согласна, что есть основания считать и то и другое видами империи, только расположенными на разных концах шкалы, но выше моих сил называть империей какие-нибудь СШэпА. Хотя в вопросе терминологии мое решение противоположно решению Милова, по сути мы сходимся, и это радует.

Кстати, подумалось сперва, что "источник изъятия прибавочного продукта" это тот, кто изымает продукт, а не наоборот. А оказалось, это те, кто больше всех работает, русские. Я согласна с Касьяновой (в передаче В.Смирнова), дело тут в том, что в нашей культуре кто больше всех работает, тот и принимает решения. Причина тут идеального свойства, а не материального. Не надо добавлять, что это ни капли не уменьшает ее объективности.

@темы: Милов, империя, книги

01:10 

Ж.Дюмезиль, "Верховные боги индоевропейцев"

Ну что ж, лет пятнадцать назад я бы отдала своего Ницше за эту книжку. Сейчас она производит неоднозначное впечатление.

Эта книга имеет два отражения - назад во времени и вперед во времени.

читать дальше

@темы: Дюмезиль, книги

20:15 

«Безобразная герцогиня Маргарита Маульташ»

Эту книгу Фейхтвангера мне советовали еще с мои школьные годы, кто-то из моих читающих подруг, даже довольно верно пересказали сюжет. Тогда она мне не попалась в руки, ход дошел только сейчас.

Тематика произведения типичная для исторического фэнтези: европейское Средневековье, замки, рыцари, осады, поединки, любовь, ревность, убийства, отравления, заговоры, интриги и высокая политика. Такие неожиданные повороты, такая проблематика, которую любит читающая публика: быть или казаться, как победить общественное мнение, смерть как способ сохранить любовь, роль писателя в обществе средневекового типа, то есть не пишущем и не читающем, и так далее. Много чего есть, даже настоящие гномы.

Однако тематика находится в очень резком, даже подчеркнутом противоречии со стилем повествования.читать дальше

@темы: Хаецкая, Фейхтвангер, книги

14:52 

Византийские и российские источники одного фэнтезийного сюжета

В 1204 г. крестоносцы взяли Константинополь. Это был самый яркий конец света в православном мире, особенно с видом из Руси: 1204 г. - падение Константинополя, 1223 г. - битва на Калке, 1239 г, - Батыево нашествие. Но и с точки зрения греков картина была достаточно апокалиптическая. Меня будут интересовать некоторые важные сюжетные моменты события.

Царевич Алексей - законный наследник византийского царя, отца его сверг узурпатор и захватил трон. Алексей ищет помощи для восстановления справедливости и обращается к крестоносной армии. Крестоносцы просят с него за помощь сумму, в несколько раз превышающую годовой бюджет Ромейской империи. Царевич всё подписывает и на все соглашается. После захвата столицы крестоносцы считают, что невыплата им этих денег обусловлена коварством византийцев и что они имеют законное право пограбить стольный град. Воцарение законного наследника кончается катастрофой, в результате которой наследник гибнет, иноземцы захватывают страну, центр государственности перемещается на восток, где формируется греческое правительство, которое 60 лет спустя всё-таки возвращается в столицу и восстанавливают империю.

Интересно, что аналогичная история повторяется в России четыреста лет спустя - это история царевича Димитрия. Сын Иоаннов, законный наследник (некоторые историки считают, что он определенно верил в свое царское происхождение) приводит иноземные войска, чтобы свергнуть узурпатора. Счастливое воцарение законного правителя оборачивается катастрофой с убийством царя, захватом столицы, концентрацией здоровых сил страны на севере с последующим возвращением в столицу.

Аналогичный сюжет реализуется в фэнтезийной эпопее "Отблески Этерны" В.Камши. Примечательно, что как источник сюжета ни Никита Хониат, хронист константинопольской катастрофы, ни Пушкин или Карамзин, описавшие историю Димитрия, никем еще не были упомянуты. Даже если автор опиралась в своей работе на эти произведения, читательская аудитория не опознает историю Димитрия в истории принца Альдо Ракана. Автор пишет, стараясь соблюдать художественную правду образов и вероятное в данном мире развитие сюжета, и выводит читателей именно на этот сюжет - о катастрофе, которой заканчивается воцарение долгожданного и законного принца с помощью чужеземного войска.

Некоторые считают ОЭ произведением вторичным, которое ориентируется на западную фэнтези и использует разработанные в западной литературе образы и сюжетные ходы. При этом в западно-европейской литературе возвращение короля - это типичный счастливый сюжет, решение всех проблем, восстановление справедливости и мира, победа всего хорошего против всего плохого. Кроме Толкина, которого нельзя обойти, говоря о фэнтези, можно вспомнить Шекспира: сыновья Дункана уничтожили Макбета и воцарились в Шотландии с помощью английского войска; Генрих Седьмой победил ужасного Ричарда Третьего, короля Англии, с помощью французской армии. У Шекспира это однозначно счастливый финал.

Вопрос ко всем: какие еще есть истории такой структуры?

Возвращаться должен не сам монарх, а его молодой наследник, потому не годится Юстиниан Безносый и Ричард Львиное Сердце. Наследник до воцарения должен пребывать в чужой земле, потому не рассматриваем Петра Первого. Кто у нас остается?

@темы: книги, Россия, Пушкин, Отблески Этерны, Камша, ОЭ, Константинополь, Византия

13:31 

О приключенческой литературе, которая якобы существует сама по себе

Если какая-то книга переведена на русский язык, она становится явлением русской литературы. Переводчик всегда ориентируется на языковую норму литературного языка своей страны. В случае русского языка такую норму создал Пушкин. До Пушкина – настоящие инопланетяне, нам их через раз понимаем. А после Пушкина – такие люди как мы, всё понятно, всё родное.

Писатель, который пишет прозу на русском языке, вынужден определяться по отношению к Пушкин, к его решениям, к его идеям – принимать, отвергать, изменять. Можно делать это сознательно или бессознательно, но обойти Пушкина сейчас невозможно.

Даже если человек не читает Пушкина, а читает только приключенческую литературу и фэнтези, но если он старается писать сам, то он работает с Пушкиным. Взять например начало известных приключенческих произведений на русском языке:

«Вечером поверженья в трактире «Путеводный камень» собралась обычная толпа.» (П.Ротфусс, «Имя ветра»)

«Она пришла под утро» (А. Сапковский, «Ведьмак»)

«Тридцать пятый год своей жизни Ходжа Насреддин встретил в пути» (Л. Соловьев, «Возмутитель спокойствия»)

Первая строка сразу вводит читателя в курс дела, в середину ситуации, бросает его к неизвестным ему людям в разгар каких-то неизвестных событий. Это не введение с описанием места действия, пейзажа, древнего замка, родословной героев, их внешности, политической обстановки в стране, это не начало в духе Вальтер Скотта или Стивенсона, а совсем другой прием.

Самое известное в русской литературе начало такого рода - «Всё смешалось в доме Облонских», первая фраза «Анны Карениной» Толстого. А самое первое такое начало на русском языке – «Гости съезжались на дачу…» Пушкина.

Можно конечно думать, что такие вещи существуют всегда, их надо использовать и не заморачиваться. Так можно думать до какого-то момента, обычно до того, как сам взялся за перо. Пишущему автору хочется, чтобы его язык, стиль и находки отличали, понимали и ценили.

@темы: Пушкин, книги, литература, фэнтези

23:37 

Цветы

Федин, "Города и годы"

"Но это — целая глава в истории города Бишофсберга; глава же, которую мы пишем, посвящена цветам. Их мало в нашем романе, их любят девушки, негодующие на писателей, которые рассказывают о ландштурме и войне, забастовках и королях, вместо того чтобы говорить об изменах и объятиях, о любви и цветах. Грустно думать, что до этих сочувственных слов не дочитает романа ни одна девушка. Но если нежная душа, вконец измученная солдатскими эшелонами, революционерами, социал-демократами и королями, случайно раскроет книгу на этой странице, она найдет здесь наше клятвенное обещание говорить на протяжении главы только о цветах, об одних цветах, душистых, окропленных чистою росою, целомудренных, живых цветах!.. "(www.e-reading.club/chapter.php/132458/60/Fedin_...)

Для некоторых девушек это прямо-таки вызов.Современный девушки больше гордятся тем, что разбираются в королях и социал-демократах, чем в цветах. Как кто-то заметил, уже несколько десятилетий великому перевороту: мальчики побросали свои игрушки и куда-то ушли, а девочки подобрали эти игрушки и стали играть в рыцарей, пиратов, королей и благородных разбойников. Большая часть современной приключенческой прозы написана женщинами, и читают ее по большей части женщины (о том, кто и как пишет фанфики, я промолчу из жалости). Так что современные девушки могут раскрыть книгу на этой странице вовсе не случайно. К тому же Федин только дразнит читателей - дальше будет столько же ландштурма и войны, забастовок и королей, как и раньше.

@темы: книги, Федин, Города и годы

23:21 

Композиция романа К.Федина "Города и годы"

Роман начинается с конца. На первых же пяти страницах книги показан финал. Читатель тратит десять минут и узнает, чем дело кончилось.

Современному писателю нужна большая смелость и уверенность в своих силах, чтобы так поступить. Это Боккаччо в 14-м веке мог давать своим новеллам вот такие названия: "Андреуччио из Перуджии, прибыв в Неаполь для покупки лошадей, в одну ночь подвергается трем опасностям и, избежав всех, возвращается домой владельцем рубина." А "Города и годы" - роман приключенческий, авантюрный и детективный, тут сразу сказать, что убийца - садовник, по меньшей мере необычно.

В этой первой вступительной главе-отгадке Андрей пишет письмо Мари о Курте, потом Курт рассказывает об Андрее и маркграфе. Таким образом определяется четверо главных героев - Андрей, Мари, Курт, маркграф. Тут же упоминаются некие события в Семидоле, которые имеют решающее значение. Таким образом определяются узловые моменты сюжета.

читать дальше

Продолжение следует

@темы: книги, Федин, Города и годы

09:15 

Виньи, "Сен-Мар"

В продолжение этого флешмоба (congregatio.livejournal.com/1197907.html)

Роман де Виньи "Сен-Мар" был написан в 1820-м и посвящен эпохе Людовика XIII. Эту эпху мы знаем по "Трем мушкетерам", которые были позже. "Сен-Мар" интересен тем, что опирается на реальные факты (заговор Сен-Мара де йствительно имел место незадолго до смерти Ришелье), и использует многие сюжетные ходы и мотивы, которые потом с таким блеском применил Дюма. Тут есть и осада Ла-Рошели, и дуэли, и отравления, и запретная любовь, и политические интриги. Исследователи замечали, что в массовом сознании кардинал и серый кардинал слились в один образ, серым кардиналом часто называют самого Ришелье, из-за его темной и загадочной политики. У Виньи серый кардинал, отец Жозеф - фигура видная в сюжете. Дюма не стал перегружать повествование дублированием этого персонажа, и правильно сделал. Это не соответствует исторической истине, но с эстетической точки зрения получилось хорошо, жизнь образа в восприятии читателей это подтверждает.

Читая эту книгу сейчас, двадцать лет спустя, когда осада Ла-Рошели и гвардейцы кардинала не кажутся романтичными сами по себе, я задавалась вопросом - зачем мне это нужно теперь? Для чего эта книга сейчас? У меня появился ответ, но начать надо немного издалека.
читать дальше

@темы: Виньи, Гомер, книги

10:57 

Борис Лавренёв. Сорок первый.

Не думайте, что это год и книга о войне. Повесть написана в 1924-м и тема её - гражданская война. Книга не длинная и в художественном отношении замечательная. Автор - дважды лауреат Сталинской премии, это говорит само за себя.

В книге есть война, любовь и смерть, всё что мы ищем в приключенческом жанре. Лучше не пересказывать, прочитать недолго. Отмечу один момент, эстетский, как я люблю.
Эта книга - попытка использовать приключенческий жанр для работы с таким материалом, который никогда не попадал в поле зрения романиста: жизнь волжских рыбаков, приаральских кочевых племен, каспийских моряков. Это не индейская экзотика, которую разрабатывали европейские и американские авторы, тут нет отстраненности. Если Рене Шатобриана попадает в индейское племя как в чужой мир вне цивилизации, герои Лавренёва такой дистанции не ощущают. Им трудно и тяжело, но это их мир.

Повесть разбита на главы, у каждой главы есть название - развёрнутое и ироничное. Такая группировка материала, отсылающая к неспешному чтению вслух в кругу семьи, контрастирует с содержанием глав, с описанием бурных и кровавых событий. Рассказывая о поступках людей, которые никогда не прочитали ни одной книги, Лавренёв упоминает и Колумба, и Дефо, поездка по Каспийскому морю в рыбачьей лодке предстаёт как морская экспедиция. Автор в отличие от героев человек очень образованный, он смотрит на своих персонажей со стороны и показывает, что те сюжеты и герои, которых читатель ищет в высокой литературе, существуют здесь, прямо у него перед глазами.

Главный герой книги, поручик Говоруха-Отрок, этого понять не смог. Будучи человеком высокой культуры, он не может воспринимать эту культуру вне привычных форм. Любовь, верность, справедливость, Родина для него существуют только если наряжены в соответствующие одежды и выражаются в устоявшихся формах. Он не может увидеть в явлении суть, для него не сочетаются грязная, оборванная, голодная девушка и честь, гордость, стойкость, всё то, что составляет живую основу человеческого духа. Эта измена духу закономерно приводит к измене человеку и трагическому финалу.

Две экранизации, одна еще черно-белая, 1927-го года (тот год, когда Остап Бендер хотел выманить миллион у подпольного миллионера Корейко).

@темы: книги, Лавренев

16:35 

Шолохов и фэнтези

Михаил Шолохов – большой русский писатель, и в таком качестве он должен быть внятен разным поколениям. Позиционируя Шолохова только как реалиста, советского автора, знатока народной казачьей жизни мы сужаем круг интересующихся его творчеством и помещаем писателя хоть в почетную, но резервацию. По преимуществу советский автор представляет интерес только для историков соответствующего периода, а певец казачьего быта и вовсе оказывается в том же ряду, что и этнограф-бытописатель. Пушкин был дворянином начала 19-го века, но интересен не только специалистам по этому периоду: как дворянин и человек своего времени Пушкин выразил общезначимые для русского мира ценности и идеи. Нужно увидеть эти ценности и идеи также в творчестве Шолохова, казака двадцатого века.
читать дальше

@темы: Шолохов, книги, фэнтези

22:43 

"Рославлев, или Русские в 1812-м году" Загоскина

"...- Вот как трудно быть уверену в будущем, - сказал Рославлев, выходя с своим приятелем из трактира. - Думал ли этот офицер, что он встретит в рублевой ресторации человека, с которым, может быть, завтра должен резаться.
- И полно, mon cher! дело обойдется без кровопролития. Если бы каждая трактирная ссора кончалась поединком, то давно бы все рестораторы померли с голода. И кто дерется за политические мнения?
- Но если это мнение обижает целую нацию?
- Да разве нация человек? Разве ее можно обидеть? Французы и до сих пор не признают нас за европейцев и за нашу хлеб-соль величают варварами; а отечество наше, в котором соединены климаты всей Европы, называют землею белых медведей и, что всего досаднее, говорят и печатают, что наши дамы пьют водку и любят, чтобы мужья их били. Так что ж, сударь! не прикажете ли за это вызывать на дуэль каждого парижского лоскутника, который из насущного хлеба пишет и печатает свои бредни? Да бог с ними, на здоровье! Пускай себе
врут, что им угодно. Мы от их слов татарами не сделаемся; в Крыму не будет холодно; мужья не станут бить своих жен, и, верно, наши дамы, в угодность французским вояжерам (путешественникам (фр.)), не разрешат на водку, которую, впрочем, мы могли бы называть ликером, точно так же, как называется ресторациею харчевня, в которой мы обедали."

читать дальше

@темы: Загоскин, книги

22:24 

"Рославлев" Загоскина и "Рославлев" Пушкина

В наше время знание о том, что такое фандом и фанфик, выходит за пределы каких-то субкультур. Сейчас никого не удивляет желание взять хороший сюжет плохого автора и переписать его как надо - убрать лишнее, добавить нужное, точнее обрисовать характеры, в общем, приблизить к идеалу. Во времена Пушкина такие вещи были внове, хотя некоторый опыт всё же имелся.

В 1740-м году в Англии вышел роман Ричардсона "Памела". Книга стала очень популярна, вызвала появление целого потока подражателей и переделок. Самый лучший автор из впечатленных, великий Филдинг написал "Приключения Джозефа Эндрюса", где главный герой - брат знаменитой Памелы Эндрюс. Ричардсона читает Татьяна Ларина и Лиза, героиня "Романа в письмах", так что о популярности "Памелы" Пушкин конечно знал.

Пушкин хотел сделать что-то похожее с историческим романом Загоскина "Рославлев, или Русские в 1812-м году". Разница в том, что Пушкин не писал продолжение или дополнение, он писал свой вариант того же сюжета. Пушкин сменил рассказчика и главного героя: у Загоскина это роман о Владимире Рославлеве, у Пушкина - воспоминания подруги о невесте Владимира, Полине.

Кстати, если мне не изменяет память, считается, что рассказ Мэвилла "Бартлби" - первое в мировой литературе произведение, где персонаж-автор произведения, который пишет от первого лица, не совпадает с главным героем. До Мэлвилла существовали романы в виде воспоминаний, написанных от первого лица, но это всегда были воспоминания главного героя. В рассказе Пушкина использован этот же прием задолго до Мэлвилла: воспоминания пишет подруга Полины, а главная героиня - Полина, а не подруга и даже не Рославлев.

Внимание Пушкина к роману Загоскина само по себе рекомендация и пробуждает понятный интерес. Я эту книжку скачала, тем более что Загоскин мне нравится, и уже начала читать. Очень актуальная вещь. Кое-чем скоро поделюсь.

@темы: книги, Пушкин, Загоскин

09:07 

Шекспировский мотив в «Онегине»

Героиня «Мельмота Скитальца» первый раз встречается со своим демоническим возлюбленным на необитаемом острове в Индийском океане, где она живет среди роз и птиц. Там проходит первая пора любви, но в тот раз Мельмот пожалел её и убрался с острова без покушений на невинность девушки. Несколько лет спустя они встречаются в Мадриде, где прелестная Иммали уже не наивная дикарка, а одна из первых красавиц столицы.

Татьяна Ларина читала «Мельмота», когда жила дома.

@темы: Мэтьюрин, Пушкин, книги

10:51 

«Дёрни за веревочку»

Случайно, будучи в расстроенных чувствах, за два дня прочитала это произведение Вячеслава Рыбакова. Читала его раньше, очень давно, и помнила его примерно как Пьер Менар «Дон Кихота», так что можно сказать, совершенно новый текст.

Кто помнит, суть в том, что в 2013-м году на Землю с Луны занесен неизвестный науке вирус лунного энцефалита, который за год в результате страшной пандемии уничтожил миллиарды людей, однако благодаря изобретению гениального биофизика было найдено лекарство, внедрено в производство по всему миру, чем и была спасена оставшаяся часть человечества. С помощью хроноскопа благодарные потомки отслеживают судьбу врача и тех, кто повлиял на его жизнь. Книга заканчивается таким размышлением:

"От кого же мы все-таки зависим, в сотый раз думал я, идя к стоянке. Была уже ночь, пахло клевером и рекой, и ночные кузнечики безумствовали так же, как сто восемнадцать лет назад в саду дачи, где Дима рассказывал страшную сказку собственного послезавтра; звезды спокойно стояли над аллеей, их рисунок не изменился ни на волос с той поры, как Шут, в тоске сам не зная о чем, спрашивал их: оффа алли кор? От кого?
От всех?
Но это не ответ. От амебы, от бронтозавра, от Юрика…
Это тупик, здесь не отличить того, кто делает, от того, кто мешает делать: того, кто страдает, предчувствуя нечто, от того, кто страдает, если не дал сегодня кому-то в поддых; того, кто, сам изнывая из-за своей виновности, мечется весь век в жестоком поиске запредельной, огненной чистоты, от того, кто, разжирев ощущением своей неколебимой правоты и права на все, мечется весь век, чтобы хватать, хватать…
Тогда, значит, не от всех?
Но это – фашизм…
И, вдобавок, просто неправда."

За прошедшие годы читателям стало ясно то, что не было ясно советскому фантасту. Важно не только изобрести лекарство, важно иметь общество, которое внедрит его в массовое производство и не пожалеет никаких денег, сил и ресурсов ради спасения миллиардов жителей третьего мира. Сейчас господствует такая идеология, что ради этих людей не стоит и пальцем шевелить, и подобная катастрофа только к лучшему. Развести истерику насчет птичьего гриппа нынешние хозяева мира умеют, а победить уже побежденный в СССР туберкулёз – нет. Раньше казалось, что подобные вещи естественны как воздух и возникают сами собой, а теперь стало видно, что это далеко не тривиально и нужно невероятно много труда, сил и даже крови, чтобы добиться обеспечения лекарствами каждого жителя Земли пред лицом серьёзной угрозы. Вот в этом и проявляется вклад всех людей нашей культуры, обычных людей, не-гениев и не-желающих-странного. Общество, в котором гений может действовать на благо всего человечества, это их заслуга.

@темы: книги, Рыбаков

17:46 

Если бы

Если бы я могла делать моду, я бы ввела в моду Сельму Лагерлёф. Она этого заслуживает

@темы: книги

22:51 

"Номос и Космос одно", - ангел сказал дураку

Харьковские фантасты Олди и Валентинов написали несколько книжек на мифологические темы.
"Герой должен быть один" - о Геракле (на самом деле об Амфитрионе), "Одиссей, сыл Лаэрта" и "Диомед, сын Тидея". Разные авторы - одна вселенная.

Первые две я как-то прочитала еще в те времена, когда меня занимал не стиль, а сюжет, но с последней так не получилось, Валентинова стиль мне совсем не нравится. Пытаюсь иногда закрыть гештальт, в результате совершенно непонятных скачков настроения. В этот раз ввидимо лосевской историей эстетики навеяло.

Это вот тот случай, когда сюжет взывает к фандому, к профессиональному литератору, который взял бы и написал это же, но нормальным человеческим языком. Есть же там остроумные догадки, и детектив, и романтика, и материал богатейший, и тема благодарная - семеро против Фив, поход эпигонов и Троянская война, есть где развернуться. Просто поразительно, как можно так интересно придумать и так безнадёжно всё испортить!

Кроме убедительного изображения отвратительного мира магии (www.proza.ru/2013/04/15/1767), тут есть ещё довольно приятная концепция Номоса. Это ещё не субъект коллективного сознания, но уже есть такое описание явления, которое сделал бы платоник, то есть какая-то внутренняя структура уловлена и описывается как безличный абсолют, как чистая категория. Цивилизационный подход в мифологической фантастике.

@темы: книги, Валентинов

22:22 

Текущее

Как пишут в наших СМИ, недавно при проведении фортификационных работ был поврежден какой-то кабель, так что три дня не было укртелекомовского интрнета в части Донецкой и Луганской области. Мы в эту часть попали, сегодня только интернет появился. Досмотрели сразу четвертую серию "17 мгновений весны", потому что сам фильм не скачали не смотря на.

Зато я за один вечер прочитала "Замок Отранто", библиотечная книжка, серия БВЛ. Что однозначно стало лучше со времен СССР, так это серия БВЛ. Тонкие белые страницы, изумительно красивый шрифт, одно удовольствие держать в руках такую книжку. У меня этой серии только "Симплициссимус", и это такая прелесть, не только текст, но издание тоже.

@темы: книги, ЛНР

ОЭ + философия социального

главная