Комментарий к посту Е.Холмогорова "Византийский выбор"
Прозападная ориентация автора вредит ясности взгляда и приводит к явным неточностям, которые закрепляются в коллективном сознании как общеизвестные истины. И хотя аудитория автора не очень велика и влиятельна, небесполезно обратить внимание на эти вещи.
Позиция Чаадаева по отношению к русской истории известна. Автор статьи объясняет ее тем, что Чаадаев ничего не знал о Византии и вряд ли читал Гиббона. Спросим себя, что принципиально отличного можно вынести из книги Гиббона, которая называется "Упадок и крушение Римской империи"? Гиббон описывает уникальный феномен - государство, существующее полторы тысячи лет. На фоне древних и средневековых царств и королевств, которые хорошо если просуществовали два-три века (государство Александра Македонского не выдержало и десяти лет), это как минимум удивительно. Такое долгожительство должно восприниматься как достижение и успех. Чтобы увидеть в этом упадок и крушение, надо быть европейцем. Подобный взгляд на Византию  - не личная причуда отдельного историка, он соответствует базовому европейскому мироощущению. Ничего иного из европейского восприятия Византии ни Чаадаев, и никто другой не смог бы вынести при всем желании (логика европейцев тут очень проста, и я могу написать об этом отдельно если нужно).

Как Англия и Германия попали в древние цивилизованные страны с культурным слоем в 2-3 тысячи лет, я даже не буду спрашивать. После Беды Достопочтенного это особенно приятно читать. Всё величие Европы, делающее её в некоторых отношениях центром мира, состоит в том, что Европа - часть христианской цивилизации. Первые племена англов были крещены при Григории Великом в конце шестого века, Виллиброрд поехал просвещать диких фризов в восьмом веке, а русичи были крещены в конце десятого. Примерно в то же время была обращены скандинавские народы и в 1000-м году - Исландия. То есть имеет место разрыв в несколько веков, а не тысячелетий. Очевидно, что некоторые народы Европы приобщились к христианской цивилизации даже позже, чем мы. И структуры цивилизации у них были столь же молоды, как и у нас, и древней культуры, сравнимой с культурой Италии или Галлии, там не было и в помине, и тем не менее Швеция сейчас самая европейская Европа, входит в прославляемое автором культурное ядро и ничуть не чувствует себя отсталой. Это показывает, что причина "культурной отсталости России" явно не в древности первых городов на нашей территории.

Автору жутковато от того, какое у нас всё молодое. Это в русле рассуждений Гиббона об упадке и разрушении. Гумилев, который обращал много внимания на эти вопросы, радовался нашей молодости. Цивилизации не вечны, чем больше за спиной, тем меньше впереди. Наша молодость значит, что будущее за нами. Этого конечно не видно с европейских позиций.

Дальше автор преданно остается на этих позиция и не думает с них уходить. Владимир в 12-м веке - варварская глушь, а католическая Европа 12-го века - это явный мировой лидер. Разумеется, это не исторические факты, а историософская концепция. С каких позиций православное государство может признавать католическую цивилизцаию мировым лидером? Отколовшись от православия, Европа постепенно извращает бывшие у нее достижения и теряет свои права (довольно сомнительные на фоне Византии) давать народам цивилизационную парадигму. Католики считают, что они сохранили истинную веру, а мы схизматики, с их точки зрения претензия быть светом мира вполне правомерна, но мы ведь знаем, что религиозной основы у этих претензий нет, а значит и ничего нет. Ни в 12-м веке, ни позже в коллективном сознании православного народа не могло быть той системы отсчета, которую демонстрирует автор.

Вот еще одна капля, по которой восстанавливается Атлантический океан: "Когда говорят, что в культурном плане греки передали нам только «второстепенную» христианскую литературу, не передав античных образцов – это глупость, даже если не спорить о том, что второстепенно.". Как можно об этом не спорить? Как вообще можно обсуждать нашу историю с людьми, которые считают, что христианская литература второстепенна, а античные образцы - самое важное? От подобных заявлений до апологии парламентской демократии, прав человека и оранжевых революций вовсе не так далеко, как некоторым может показаться.

Ренессанс со всей его бесовщиной для автора - положительное явление. Это еще раз показывает: люди западной культуры видят расцвет и развитие там, где мы видим ужасающий упадок и деградацию, и наоборот. Это предопределено культурными установками, и сказавший а обяpательно скажет б.

На данном примере мы видим, как сама логика культуры, в которой мыслит автор, предопределяет вывод, который будет сделан. Аксиомы европейского мировоззрения не позволяют поставить вопрос и правильно на него ответить. Подарок Византии в том, что мы можем не отстать от Европы! По этой логике Пушкина нужно читать только для того, чтобы лучше оценить поэтическую прелесть майданных кричалок "хто не скаче, той москаль". Совершенно закономерно, что автор вообще не видит любимой им Византии в СССР и в современной России (по этому вопросу см. здесь)

Как было показано, основные идеи, из которых исходит автор статьи, принадлежат к западной культуре. Понятно, что автор пишет для прозападной аудитории, которая ценит Россию только в меру того, насколько Россия приблизилась к европейскому идеалу. Рассчитывать на патриотические чувства этой аудитории не приходится. Нужно признать, что объективных оснований для таких чувств нет - Россия не европейская страна, никогда такой не была и даст Бог, не будет, так что поклоннику европейской культуры любить тут нечего. Потому я лично считаю разговоры с этой аудиторией бессмысленными, во всяком случае с позиций, озвученных автором. Это только легитимизирует европейскую культуру в нашем общественном сознании, а это нежелательно и вредно.


@темы: СССР, Россия, Империя, Европа, Византия