Встречается в сети такая точка зрения, что воспитание человека должно быть личным делом его и его семьи. Используется этот тезис в дискуссиях о свободе слова и свободе СМИ. Пусть по телевизору показывают безвкусицу, а вы не смотрите, сделайте сознательный выбор. Пусть в СМИ печатают откровенную вражескую пропаганду, а вы не читайте, будьте умнее. Ограничивать как-то СМИ нельзя, это покушение на свободу слова, нужно чтобы каждый сам за себя отвечал, сам выбирал бы, что ему смотреть и слушать, в этом проявляется зрелость личности и в целом это полезный воспитательный момент. Чтобы не быть голословной, в таком ключе часто рассуждает в жж zina_korzina.

Далее обычно утверждается, что ситуация с общественным сознанием в постсоветские и советские времена ничем не отличалась. Власовщина, антисталинизм, восхваление нацистких карателей, прославление европейских ценностей и пили бы баварское – всё это в СССР и сейчас одинаково, «просто тогда это говорили немногие на кухнях, а сейчас говорят многие публично». Только и всего.

Об этом «только и всего» - историк С.М.Соловьев, «Петровские чтения», 6.

«Воспитание не оканчивается домом, школою; воспитывает главным образом общество; оно воспитывает хорошо, если выработало известные нравственные законы, поставило нравственные границы и зорко смотрит, чтоб личная сила не переступила их; общество воспитывает хорошо, если дает простор всякой силе в ее хорошем направлении и сейчас же ее сдерживает, как скоро она уклонилась от этого направления.
Что обыкновенно делает человек, когда отправляется из дому в общество, где встретит людей, к которым питает уважение? Он заботится, чтоб все его внешнее не произвело невыгодного впечатления, он охорашивается, старается вести себя прилично. Благо тому обществу, которое необходимо требует, чтоб каждый член, входя в него, нравственно охорашивался, чтоб каждая сила употреблялась надлежащим образом, чтоб личная сила не переступала известных нравственных границ, поставленных общественным самоуважением, общественным тактом: такое общество дает хорошее воспитание человеку. Но горе тому обществу, где сила не находит себе нравственных границ, где она не считается с другими силами, не чувствует обязанности сторониться перед ними, где перед нею расступается доступная ее давлению, мягкая, слабая толпа и сила разнуздывается беспрепятственно.

Горе тому обществу, которое не может встретить каждую силу строгим допросом, откуда она и куда направлено ее стремление, не может испытать, настоящая ли это сила или фальшивая, самозваная. Горе тому обществу, которое способно преклониться и служить этой фальшивой, самозваной силе. Горе тому обществу, в которое можно вступить, не охорашиваясь нравственно, с полным неряшеством, без уважения к общественному глазу в делах своих, без уважения к общественному уху в словах своих, без уважения к общественному смыслу в мыслях своих.

Горе тому обществу, где порок не ищет темных углов, но горделиво разгуливает при дневном свете по улицам и площадям, гope тому обществу, которое не умеет поверять ни слов, ни дел, которое безотчетно увлекается, как ребенок, первым движением, первым громким словом. Такое общество не может дать хорошего воспитания: дети могут ли воспитать мужей?»

@темы: общественное сознание, история, Соловьев