Мои любимые герои из 26 и 27 тома "Истории..." Соловьева - русский резидент в Турции Обрезков и русский посол в Польше Репнин. Когда она столкнулись по поводу польских дел, мне прям нехорошо стало. Оба великолепны, Лаврову есть на кого равняться.

Турцию так беспокоили польские дела, потому что половина нынешней правобережной Украины была под Польшей, а южная часть принадлежала Турции, и всякое движение русских войск в Польше происходило в близости от турецких границ, что Турция немедленно расценивала как покушение на свои права (с французской подачи). Много шуму наделало происшествие в Балте, пограничном городке, где непонятно чьи казаки устроили погром, побив в том числе и турков. Вскоре известие о Балте оказалось ложным, но успело привести к смене министерства в Турции, что отняло у русского посла всех его агентов влияния в турецком правительстве, и "когда в Вене получено было известие о свержении старого визиря, то австрийский министр в Константинополе получил прибавку жалованья" (Соловьев)

"Обрезков в своем затруднительном положении просил мудрых советов у Панина; Панин полагался на искусство и усердие Обрезкова, в помощь ему он отправил письмо к визирю, наполненное заявлениями миролюбия с русской стороны; отправил перехваченную депешу Тотта герцогу Шуазелю, из которой открывалось, что балтский начальник Якуб был подкуплен Тоттом для посылки ложного донесения Порте. "Намерения ее и. в-ства, - писал Панин, - соединять в изъяснениях наших с турками ласку с твердостью и, показывая им, с одной стороны, всю возможную готовность к их желаниям, не уступить - с другой, прихотям их там, где интересованы польза дел и достоинство короны. Для придания в нужном случае словам вашим у турецкого министерства большей силы лестным блеском золота изволили ее и. в. повелеть отправить к вам 70000 рублей"." (Соловьев)

Деньги не помогли, Труцию умело толкали к войне, и дело дошло до того, что "Обрезкова посадили на лошадь, провезли через весь город между многочисленными толпами народа и посадили в подземельный погреб одной башни, куда свет проникал через маленькое окно. Заточники провели здесь сутки, и когда комендант донес, что они не могут и грех суток вытерпеть такого заключения по причине сырости и духоты, то их перевели в две маленькие избушки, в которые свет проходил через двери и небольшие окна, находящиеся в потолке. Представления английского посла и прусского посланника об освобождении Обрезкова остались без действия. Несмотря, однако, на заключение, Обрезков находил возможность с помощью английского посла пересылать Панину известия о состоянии дел в Константинополе и советы, как вести войну: так, он советовал, несмотря на предубеждение новейших полководцев против рогаток и пик, не оставлять их в войне с турками. В декабре Обрезков притворился отчаянно больным, подкупил лекарей и коменданта и был переведен в лучшее помещение."

Ну как им не восхищаться? Надеюсь, Пикуль в своих исторических романах о времени Екатерины не сильно испортил этот сюжет и этот образ.

@темы: Турция, дипломатия, Россия, Польша