А. А. Панченко в своей книге о христовщине и скопчестве рассматривает только некоторые из множества сект, существовавших в 18-19 вв, и ставит их в широкий контекст, то есть анализирует их как формы религиозности, проявлявшиеся в том числе и в границах церковной жизни. И приходит к выводу, что грань очень и очень зыбка: самокастрации и 5 видов обрезания для женщин не так уж резко отделены от повседневности в дореволюционной России.

Когда рисуют себе Российскую империю по Бунину и Чехову, забывают, что это всего лишь один слой тогдашнего общества, и не самый многочисленный. А за его пределами - ситуация, напоминающая наши девяностые, когда сектанты появились в каждом городе, и везде разные, и в целом самые невероятные, почти елизаровский Pasternak. Большое отличие заключается в том, что в девяностые в основном были секты протестантские и восточные, а до революции - православные, самобытные, автохтонные. Никаких протестантских истоков русского сектанства доказателно подтвердить не удалось, это собственное религиозное творчество. Исключать его из общей картины нельзя, хотя результаты его включения в эту общую картину будут конечно неоднозначные.

Книга очень хорошая. Как минимум, яснее понимаешь, с чем пришлось столкнуться советской власти.
stavroskrest.ru/sites/default/files/files/pdf..
ninaofterdingen.livejournal.com/747837.html

@темы: Панченко